EN   RU   LV     
РУССКИЙ СОЮЗ ЛАТВИИ  
Выборы в местные самоуправления  
Европарламент  
  Партнеры и ссылки






Поиск и рассылка  
Юмор  

Каждый год из наших сот Премьер Берзиньш тащит мёд. Мы собрали - Берзиньш съел, Не страна, а беспредел.

Фильм о 65-летии Победы
Russkije.lv
День Победы 2009
Татьяна Жданок

Главная > Школа XXI века


Школа XXI века
Культурные аспекты повышения качества школьного образования

 

 РИГА

2007

  

 

            В.А. Бухвалов, Я.Г. Плинер Культурные аспекты повышения качества школьного образования. – Рига, 2007.

 

            Основная цель школьного образования заключается в воспитании  личности в процессе изучения основных знаний наук и искусств, развитии творческого мышления и творческих способностей.

            Культурный человек прежде всего знает и умеет применять в жизни основы своей родной культуры и культуры других народов.

            Если ученики на протяжении всего времени обучения в школе изучают основы родной культуры как отдельный предмет или отдельные темы в курсе других предметов, то они формируются всесторонне развитыми личностями, интеллигентными людьми.

            Воспитание культуры и качество школьного образования взаимосвязаны. Навязанная «сверху» пресловутая «реформа образования 2004», заключающаяся в основном в замене русского языка, как языка обучения, на латышский язык усугубляет негативные тенденции в качестве воспитания и образования детей.

            По мнению авторов, решение проблем повышения качества воспитания и образования в школах с русским языком обучения можно добиться, предоставив самим школам и родителям право выбора соотношения языков образования, а также изучением основ русской культуры.

            В сборник вошли статьи опубликованные в периодической печати в 2005-2006 годах.

 

 

 

 

© В.А. Бухвалов, Я. Г. Плинер, 2007

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

 

РУССКАЯ ШКОЛА И РУССКАЯ КУЛЬТУРА

 

РУССКАЯ КУЛЬТУРНАЯ АВТОНОМИЯ – ВПЕРЕДИ БОЛЬШАЯ РАБОТА

 

СЕМЬЯ, ШКОЛА И РУССКАЯ КУЛЬТУРА

 

ПРАЗДНИК РУССКОГО САМОВАРА ВМЕСТО ПРАВА

НА РОДНОЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРУ

 

БЕЗ МОРАЛИ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ТОЛЕРАНТНОСТИ

 

СТАНЬ ГРАЖДАНИНОМ, ПОТОМ КРИТИКУЙ ?

 

ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ И РУССКАЯ КУЛЬТУРА

 

ЕДИНАЯ СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ – МНОГООБРАЗИЕ МОДЕЛЕЙ ШКОЛ

 

ПЛОДЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ ШКОЛ

 

В ШКОЛАХ ВСЕ ХОРОШО ?

 

ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ

 

ГОСУДАРСТВО НЕ СПОСОБНО ОЦЕНИТЬ КАЧЕСТВО ШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

 

КАК ОЦЕНИТЬ РЕЗУЛЬТАТЫ ШКОЛЬНОЙ «РЕФОРМЫ-2004»

НАШ ВЫБОР – РУССКАЯ ШКОЛА

 

КОМУ В ЛАТВИИ  ЖИТЬ ХОРОШО

 

НИ ХЛЕБА, НИ ЗРЕЛИЩ

 

КАК ОБЩЕСТВУ КОНТРОЛИРОВАТЬ ВЛАСТЬ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

РУССКАЯ ШКОЛА И РУССКАЯ КУЛЬТУРА

 

В последние годы обществу все настойчивее внушается, что главными показателями качества школьного образования являются олимпиады, результаты выпускных экзаменов, количество выпускников поступающих в вузы. Мол, оценки по выпускным экзаменам высокие, значит и качество школьного образования высокое. Но так ли это?

Одной из серьезных проблем русских школ является то, что основное внимание до сих пор уделяется обучению, которое все больше латышизируется и воспитание русской культуры у учащихся заменяется идолами псевдокультуры, хэллоуинами, модельными конкурсами, викторинами на лучшее знание второстепенных фактов и другими столь же далекими от культуры мероприятиями.

 В русских школах больше нет предмета "русская литература", есть просто "литература", уменьшается количество уроков на русский язык, нет курса "история русской культуры", русские культурные традиции и праздники часто сводятся к примитивному фольклору, нет курса русской истории. Поэтому не случайно среди учащихся увеличивается количество детей, не посещающих школы, снижается успеваемость, растет второгодничество и подростковая преступность. Многие склонны в этом винить тяжелые социальные условия, безнадзорность детей. Но ведь не все дети из малообеспеченных семей хулиганы и воры, не все дети, родители которых работают от рассвета до заката, совершают криминальные деяния. Основная причина социальной дезадаптации детей в низком культурном уровне. Что делать?

Прежде всего, речь должна идти о повышении оплаты работы классных руководителей, социальных работников и психологов. Работа классного руководителя должна оплачиваться не менее чем половина ставки учителя в месяц. Тогда можно надеяться на хорошие результаты. Сегодня эта оплата в 20-25 латов. Мы хотим дешево или хорошо? Дешевое хорошим не бывает, особенно такое сложное дело, как воспитание детей. Один психолог и один социальный педагог на 600-800 учащихся – разве это нормально? Нужны дополнительно как минимум три ставки, в школах нужно создавать социально-психологические службы, ведь количество неблагополучных детей в нашей стране постепенно увеличивается. Но, бюджетные деньги уходят на саммит НАТО, оккупацию Ирака, создание и содержание новых агентств для откорма чиновников.   

 

Зачем нашим детям русская культура

 

Продолжается борьба против принудительной и далекой от науки латышизации русских школ, именуемой "реформа". Достаточно ли в условиях «реформы» преподавания школьных предметов на русском языке или преимущественно на русском языке  для воспитания культурной личности? Нет не достаточно. Наряду с этим, необходимо специальное культурное воспитание. Речь идет о специальном интегрированном курсе русской истории и культуры, которого во многих русских школах до сих пор нет. Мы не будем вспоминать о том, что разработка такого курса является прямой функцией МОНа. Мы не будем также вспоминать о том, что министерские чиновники не раз заявляли, что реформа не направлена на ассимиляцию детей. Мы хотим лишь обратить внимание всех заинтересованных в русском культурном образовании в Латвии, что многие наши школы сегодня не обеспечивают СИСТЕМНОГО культурного воспитания учащихся. Сохранение национальной идентичности учащихся  в таких условиях ставится под вопрос.

Что такое русская культура? Это наивысшие достижения русского народа в науке, технике, искусстве и религии в течение всего процесса исторического развития. Культура это не просто совокупность знаний, это еще и совокупность методов жизни, образования и творчества. Напомним читателям, что носителем культуры является интеллигенция. Когда-то считалось, что человек с высшим образованием и есть интеллигент. Однако это не так. Интеллигент отличается от остальных тем, что культурные ценности для него  не просто знания, а основа ежедневного поведения. Более того, именно нравственная составляющая является приоритетом культурного поведения. Для интеллигента намного важнее давать другим, чем брать себе.

Закладывают ли русские школы сегодня начальные основы интеллигенции в наших детях? Лишь частично и далеко не у всех. В тех школах, где культурное воспитание на должном уровне, такие основы закладываются, там же, где "главное - знания" почти ничего нет.

 

Культурного человека "реформа" не ассимилирует

 

Школьная "реформа", как известно, идет у нас непрерывно с начала 90-х годов прошлого века. Меняются стандарты, программы образования, учебники и пособия, латышизируется преподавание предметов. В латышских школах билингвальное преподавание в массовом порядке было отвергнуто, добровольное преподавание отдельных предметов на двух языках закреплено в законе.

За все время "реформы" значительно изменилось обучение, воспитанию же до сих пор серьезного внимания не уделялось. МОН, в свою очередь, не позаботился о поддержке разработки программ русского культурного воспитания. Без такого воспитания легче латышизировать школы и ассимилировать детей. Если в ребенке с раннего детства закладываются русские культурные традиции, в школе продолжается приобщение к русской истории, искусству, культурным, а не только религиозным праздникам, то переход на билингвальное образование предметов не вытеснит культурный компонент личности, позволит сохранить национальную идентичность. Русское культурное воспитание в данном случае будет мощной вакциной от ассимиляции. Если такого воспитания нет, а есть лишь постоянно сокращающиеся уроки русского языка, то у многих детей формируется отношение к родному языку, как к фактору, мешающему успешной учебе и поступлению в вуз. От этого фактора лучше всего отказаться как можно быстрее. Не только дети, но некоторая часть родителей мыслят именно так. Что делать?

Прежде всего, помнить о том, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Для того чтобы помочь своим детям, родителям нужно создавать родительские комитеты классов, делегироваться в Советы школ. И комитеты, и Советы могут и должны вести диалог с администрацией по поводу программ русского культурного воспитания в школах. Напомним родителям, что такие программы, согласно закону об образовании, школы обязаны создавать и реализовывать. 

Необходимо также познакомиться с планом воспитательной работы в классе. Есть ли в нем мероприятия направленные на воспитание русской культуры у детей, или сплошь  "огоньки" да кэвээны? Можно, а в некоторых случаях и нужно инициировать создание воскресных культурных школ. Особенно такие школы полезны для маленьких детей 1-5-х классов. Наверное, в вашем городе есть русские культурные общества. Желательно ознакомиться с их планами культурного просвещения детей и взрослых, подумать о возможностях сотрудничества. Если таких обществ нет, то нужно искать единомышленников и создавать их. На государство надеяться не следует, в симпатиях к русской культуре никто из высоких чиновников пока не замечен.

Хотим ли мы, чтобы наши дети стали русскими интеллигентами? Если да, тогда пора действовать самим, с сожалением констатируя, что государству русская культура и русское культурное воспитание в школах не нужны. 

 

 

РУССКАЯ КУЛЬТУРНАЯ АВТОНОМИЯ – ВПЕРЕДИ БОЛЬШАЯ РАБОТА

 

Концепция и программа

 

            Проблема сохранения русского языка, образования на русском языке и русской культуры сохраняет свою актуальность на протяжении всех лет после восстановления государственной независимости Латвии. Как известно, Сатверсме предоставляет право всем нацменьшинствам на сохранение своей национальной идентичности, существует закон о культурной автономии. Однако нет ни одного подзаконного акта, в котором было четко прописано, кто, как, за какие деньги и в какие сроки реализует право нацменьшинств и, прежде всего, русской культурно-лингвистической общины на культурную автономию. Закон о культурной автономии не работал ни одного дня, это формальный документ, под которым нет ни одного нормативного акта на уровне кабинета министров или, к примеру, министерства образования и науки, где было бы расписано конкретно, как реализуется эта самая автономия. Поэтому с формальной  точки зрения, право на сохранение русского языка и культуры у нас есть. Исходя из практической необходимости организации этой работы, ни юридических механизмов, ни организационных, ни финансовых условий, по сути дела, государство не создало.

            Русская культура, как и любая культура, будет сохраняться и развиваться, если будут соблюдаться следующие основные условия. Во-первых, необходима долгосрочная концепция сохранения и развития русской культуры. Концепция – документ стратегический, в котором обозначаются перспективные направления культурной автономии. Разработка такого документа на высоком уровне возможна только в том случае, если в этой работе примут участие как можно большее количество специалистов в области русской культуры и образования, национально-культурных обществ, простых людей, для которых русский язык и русская культура не пустые слова. Чем больше будет мнений, тем ценнее будет концепция, в которой необходимо отразить совокупное мнение. Именно с этой целью Совет по образованию и культуре при ЗАПЧЕЛ объявил конкурс проектов «Русская культура в Латвии: преемственность и развитие».

 

Диалог

 

Во-вторых, необходима организация диалога с властью по обсуждению концепции. Нельзя утверждать, что власти не хотят поддерживать русскую культурную автономию, ведь до тех пор такого диалога не было. Ни одна общественная организация или группа таких организаций не выходила на диалог с властями с целостной концепцией русской культурной автономии. Создано министерство по делам общественной интеграции и, видимо, такое обсуждение необходимо начинать именно с этого министерства. Но вначале нужен документ, который целостно определяет основные направления сохранения и развития русской культуры. Нам  возразят, что власти не будут под разными предлогами обсуждать этот документ или начнется затягивание процесса. Мы не питаем на этот счет никаких иллюзий, прекрасно понимаем, что концепция «латышской Латвии» остается фактической основой государственной концепции и программы интеграции общества. Большинство правых латышских политиков очень сильно больны синдромом национал-радикального реваншизма. Но, следует признать, что в то время, 1998-2000 годы, когда Сейм и кабинет министров готовил эти документы, русская община не смогла представить целостной концепции сохранения русской культуры. Напомним, что в процессе обсуждения проектов государственных концепции и программы интеграции общества многими оппозиционными политическими,  общественными организациями и отдельными лицами было подано много поправок, однако львиная доля этих поправок так и не была принята. В результате Сейм утвердил радикальный вариант этих документов, вся интеграционная суть которых перечеркивалась одной фразой «интеграция общества Латвии осуществляется на основе государственного языка». Так национал-радикальную глупость возвели в ранг межнациональной ценности.

Интеграция общества - это процесс объединения людей разных национальностей, разного социального положения, разных религиозных убеждений на основе общих и значимых для всех ценностей. Государственный язык может быть одной из таких ценностей, но не единственной. Если ему придается статус единственной ценности, то это уже не интеграция, а самая настоящая ассимиляция. Не удивительно, что сегодня о государственных концепции и программе интеграции уже почти не вспоминают, что эти документы утратили свое определяющее для сплочения общества значение, что политика проводимая властями в отношении русской общины в последние годы может быть охарактеризована как демонстративное неуважение и сознательное унижение. Вспомним недавние протесты русских школьников, учителей и родителей, направленных против внедрения научно совершенно не обснованной реформы русских средних школ. Никто из латвийских ученых так и не объяснил ученикам и родителям, что реформа подготовлена научно и методически, что все будет замечательно, бояться нечего. Никто из латвийских ученых, за редким исключением, не стал врать людям то, чего нет на самом деле. Такие объяснения пытались со смехотворным успехом давать политики и чиновники. Первые пытались хоть как-то оправдать свой горячечный бред тихого радикального помешательства, вторые вынуждены были из шкуры вылезать, оправдывая этот бред, чтобы не слететь с работы. Как и ожидалось реформа рухнула, но чиновники делают вид, что реформа идет, а политики делают вид, что верят чиновникам.

Смогли ли правые партии, все эти годы находящиеся у власти, предложить обществу объединяющие ценности? Нет, не смогли или не захотели, поэтому и интеграции у нас нет, есть лишь имитация. Еще один небольшой пример общей ценности – праздник 8 марта. Социологические исследования показывают, что значительно больше половины населения празднуют этот праздник и только правящее большинство продолжает его игнорировать и всячески обливать грязью. Причем, чем радикальнее политик, тем больше грязи от него летит в этот прекрасный праздник и в тех, кто его празднует. Что мы хотим от больных людей?

Вернемся к диалогу. Удачным или не очень будет диалог, но он даст понять всему обществу – поддерживает или нет правящее большинство реальную русскую культурную автономию. Возможны три варианта. Первый -  фантастический – концепция будет одобрена. Второй - пессимистический – концепция будет отвергнута сразу или в процессе длительной волокиты. Третий - осторожно оптимистический – отдельные части концепции будут поддержаны.

 

Программа

 

            В-третьих, разработка программы должна осуществляться на основе концепции. Причем создание программы потребует определенных усилий. Речь идет о составлении конкретной программы мероприятий и длительных программных модулей работы. По нашему мнению, такая программа может быть составлена как комплекс культурно-образовательных мероприятий предложенных русскими школами, культурными обществами и отдельными энтузиастами в каждом регионе. Под эти мероприятия в целом и нужно требовать финансирование как на уровне государства, так и на уровне местных самоуправлений. Уверены, что и частный бизнес поддержит финансирование таких мероприятий, но мероприятий, а не содержание функционеров, прикрывающихся разглагольствованиями о русской культуре. В настоящее время нет единого регистра русских культурных обществ и мероприятий, которые они проводят, нет согласованных действий между этими обществами. В русских школах достаточно много талантов, как среди детей, так и среди взрослых. Немало талантливых коллективов художественной самодеятельности, кружков и факультативов. Разработка и реализация программы потребует объединения мероприятий и сотрудничество между школами и регионами. Ибо, что может Рига, того не могут ни Калнциемс, ни Лудза. Но ведь жители этих небольших городков тоже желают и имеют право на сохранение русской культуры.

            Программа, в нашем понимании – это конкретный план культурных мероприятий в каждом регионе, при участии местных русских школ и обществ культуры с привлечением гостей из других регионов. Кроме культурных мероприятий, есть еще и образовательные модули, назовем их так, в рамках общей программы. Недавно издан сборник программ по «Основам русской культуры». Этот сборник составлен из программ авторов лауреатов конкурса, проведенного политобъединением ЗАПЧЕЛ. Сборник программ – это первый шаг в направлении преподавания русской культуры в школе. Уверены будет сделан и второй шаг – разработка учебного пособия общего курса русской культуры, а затем и третий шаг – разработка отдельных курсов по основам русской культуры и введение этого предмета в русские школы как обязательного. На первый взгляд кажется странным, что за пятнадцать лет независимости, в русских школах, за редким исключением, не преподают курс русской культуры. Однако, если вспомнить о государственной концепции интеграции, то ничего странного. Зачем «латышской Латвии» основы русской культуры?

Кроме основ русской культуры, необходимы и другие образовательные модули, прежде всего профессиональной направленности. Что-то уже делается в школах, что-то предстоит сделать, чтобы помочь нашим детям сохранить русскую культуру и получить максимально качественное образование.

 

Управление

 

            В-четвертых, главный вопрос последних лет политической и общественной конкуренции партий и культурных организаций, так или иначе защищающих права русской общины – кто тут главный? В политике муссирование этого вопроса – прекрасная почва для разного рода спекуляций и черного пиара. В культурной работе этот номер не пройдет. Ни одна партия, ни одна общественная организация в одиночку эту проблему не решит: ни интеллектуального потенциала, ни денег, ни материальных возможностей не хватит. Более того, сфера культуры не может быть сферой политической конкуренции, все условно называемые русские партии эту сферу поддержат или потеряют свое реноме.

            «Начальником» в этой сфере могут быть культурные общества или их объединения и русские школы в регионах, которые смогут между собой договориться о создании реальной программы культурных и образовательных мероприятий. Именно советы общественных организаций и будут руководителями. Под программы возможно получение финансирования, как государства, так и самоуправлений, и частных лиц.

            В последнее время, так или иначе высказывались предложения о создании единого политического блока условно русских партий. Такого одного блока не будет и причин здесь много. Однако создание и поддержка русских культурных и образовательных региональных программ требует объединения усилий и здесь возможно широкое сотрудничество. Эти программы, общества и коллективы их реализующие и представляют собой основу русской культурной автономии. Задача политических партий не руководить этими обществами, а всячески им помогать. Культурная автономия – это благодатная среда, на которой возможно формирование и развитие и русской интеллигенции, и политических партий. Не будет культурной среды, некому будет голосовать за условно русские партии. Интегрантам «латышской Латвии» ни русская культура, ни русские партии не нужны.

 

 

СЕМЬЯ, ШКОЛА И РУССКАЯ КУЛЬТУРА

 

            Кто может дать точный ответ на вопрос – в каком состоянии сегодня находится русская культура в Латвии? Наверное, никто. Есть предположения, что с русской культурой дела обстоят, мягко говоря, не очень хорошо. Но часто, к сожалению, мы слышим мнения, суть которых сводится к простым и понятным многим, но в корне неверным лозунгам: «Надо поднимать уровень экономики», «Надо повышать социальное обеспечение населения!», «Голодным безработным культура не нужна!», «Вот поднимем экономику, тогда и займемся культурой».

            Мы, также как и наши оппоненты считаем, что экономическое положение в стране далеко от идеала. Мы уверены, что уже сейчас нужно отказаться от правого либерализма, в результате которого примерно 70% населения страны живут ниже среднего уровня. Нужны преобразования и не только в экономике, но и в культурно-образовательной политике государства. Мы считаем, что правый либерализм опасен для нашего общества не только тем, что работает на интересы крупных кампаний, но и тем, что обществу навязываются культурные псевдоценности, культурные идеалы заменяются идолами. Можно утверждать, что за прошедшие пятнадцать лет резко упал уровень культуры в обществе. Вместо идеологии культурного самосовершенствования, нам усиленно навязывают идеологию потребления.

Современные молодые люди в большинстве своем не имеют духовных и культурных идеалов, они стали прагматиками, они измеряют жизнь простым принципом – выгодно, невыгодно. Остается открытым вопрос - может ли общество, где потребление становится смыслом и эталоном жизни, достичь высокого экономического развития? И что должно быть первичным – сначала поднимаем экономику, потом думаем о качестве культуры и образования, или образование и культура все-таки первичны, а экономика вторична? Нас постоянно уверяют, что до уровня развитых стран Евросоюза остается чуть-чуть, каких-нибудь десять-пятнадцать лет и тогда, мол, заживем счастливо. Мы считаем, что без кардинальных изменений  в системе образования и подъема общего уровня культуры в стране, нам никогда не догнать развитые страны. Не могут люди с невысоким уровнем образования и культуры создать эффективную экономику. По нашему мнению, нарушена цепь передачи культурных традиций от родителей детям, от общества подрастающему поколению в школах.

            Вначале о семейном культурном воспитании. Много ли сегодня семей в состоянии обеспечить приемлемое национально-культурное воспитание своим детям? Это можно узнать, когда беседуешь с детьми начальной школы. Многие дети не знают самых известных русских сказок, многие не умеют правильно говорить на родном языке, не знакомы с традициями. Особенно жалко детей, которые обучались в детских садах на латышском языке. У части этих детей явные признаки торможения умственного развития и плохое понимание речи на родном языке. Беда родителей заключается в том, что они верят лживой государственной пропаганде об интеграции при обучении на латышском языке. Недавно опубликовано исследование «Разнообразие приходит в латышские школы. Интеграция детей нацменьшинств в старших классах латышских школ». Так вот, по результатам исследования, и учителя, и сами ученики признают, что в школах с латышским языком обучения русские дети теряют родной язык, особенно письменный, традиции своего народа, особенно праздники. Фактической интеграции не происходит, происходит банальная ассимиляция. О каком объединении языков и культур можно говорить в латышском детском саду и латышской школе, если преобладает только один язык – латышский и празднуются только латышские праздники.

Роль семьи в сохранении и развитии русской культуры достаточно велика. Прежде всего, речь идет о праздничных традициях. К нашему великому сожалению, с каждым годом все меньше приходит учащихся и молодежи к памятникам Освободителям 9 мая. Блиц-опросы показывают, что дети, которые приходят в День Победы на праздник из тех семей, где родители празднуют этот день. Ничего удивительного в этом нет. Известно старое педагогическое правило – педагог или родитель должны быть сами такими, какими они хотят воспитать своих детей. Если родители никак не празднуют День Победы, то и дети из этих семей в большинстве своем, вряд ли будут праздновать. Необходимо отметить и такой прискорбный факт, как падение  культуры поведения  детей. В одном из последних интервью, замечательному актеру Зиновию Гердту задали вопрос, что он считает главным в жизни человека? Главное это манеры, манеры поведения, ответил Гердт. Манеры поведения учащихся и молодежи в целом вызывают сожаление. Малограмотность, хамство, мат, неумение вести себя в общественных местах, неумение общаться идут, к сожалению, от семьи. В школе очень трудно исправить то, что в семье является обычным явлением. Будет ли молодой человек с отвратительными манерами и сознанием потребителя созидать новые ценности в обществе, риторический вопрос. Как поднять экономику, если падает уровень образования и культуры? Что делает министерство по делам детей и семьи для помощи семьям в повышении культурного уровня? Да ничего, собственно. Нужна государственная программа повышения культурного уровня семьи. Школа в одиночку с массовым бескультурьем справиться не может.     

Теперь о роли государства в деле воспитания культуры у подрастающего поколения. Государство в лице радикального большинства Сейма состояние русской культуры уже давно не замечает, ее сохранение и развитие перекладывается на наши плечи. Согласно закону об образовании, школы, работающие по программам нацменьшинств, должны создавать и реализовывать программы по национально-культурному компоненту. Что сегодня представляет собой национально-культурный компонент в большинстве русских школ? Как правило, это традиционный набор религиозных праздников – Рождество, Масленица, Пасха, плюс несколько литературных праздников в течение учебного года. Вот, пожалуй, и все. В таком виде национально-культурный компонент не может обеспечить сохранение и развитие русской культуры у учащихся, в нем не хватает очень многого – мероприятий по истории науки, техники, искусству, праздников, которые уже стали традициями – Международный женский день, день защитников Отечества, день Победы. Могут ли школы сами разработать и реализовать в полной мере программы культурного образования и воспитания? Опыт всех лет независимости показал, что не могут. Нужна государственная поддержка, но ее не было, и нет.

Неоднократно высказывались предложения создать в министерстве образования и науки департамент школ нацменьшинств. Одна из главных задач этого департамента и заключается в том, чтобы разрабатывать и внедрять разнообразные программы культурного образования, готовить учебные пособия и методические материалы, проводить курсы для учителей. Но департамента нет до сих пор, нет программ культурного образования, ученики не получают должного уровня национально-культурного развития. Государство, в лице чиновников всех уровней, нам твердит – культурное образование и воспитание – задача семьи. Ответим по существу – образования без культурного воспитания не бывает, бывает примитивное обучение. Именно такое примитивное обучение в большинстве своем и получают ученики наших школ. И только немногие школы могут похвастаться солидными программами культурного воспитания и прекрасно организованными мероприятиями.

                Помнится в начале, так называемой перестройки, в Японии были закуплены новейшие станки с числовым программным управлением. Кое-как их установили на одном из заводов, и началась работа. Но недолго, после первой поломки, наши «специалисты» приступили к ремонту тонкой японской техники с помощью традиционных народных инструментов – молотка и зубила. Уровень культуры этих людей не позволял им понять простую вещь, что насморк не лечится отрубанием головы, что остановки в работе электронного станка, связаны вовсе не с тем, что «заклинило привод» и надо подкрутить ломом, а со сбоем в программном обеспечении. Низкий уровень культуры не может привести к подъему в экономике.

            По официальным данным в Латвии работают почти полторы сотни общественных организаций, целью которых является сохранение и развитие русской культуры. Общественники делают много полезного, за это им честь и хвала. Но общества малочисленны и бюджеты их весьма скромны, от государства и самоуправлений помощи они почти не получают. Общества не в состоянии проводить массовые культурные мероприятия, вести системную – по всем направлениям, культурно-просветительную работу. К тому же у общественных организаций нет должного сотрудничества с русскими школами, нет совместных программ развития русской культуры. Помнится, на заре Атмоды государство стимулировало создание национально-культурных обществ. Но государственной программы финансирования таких обществ нет до сих пор. Есть конкурсы на поддержку проектов. Кто побеждает в этих конкурсах, и кому достаются крохи финансирования известно, только организациям, лояльным проводимой государством политики ассимиляции инородцев. Если общество открыто заявляет о необходимости сохранения русского языка, как официального, если начинает участвовать в праздновании 8 Марта, Дня Победы, поддерживает идеи русской культурной автономии, то госфинансирования ему никогда не получить.   

            Нарушилась цепь воспроизводства русской культуры. Семья, в силу низкого экономического положения большинства родителей, не в состоянии обеспечить полноценного национально-культурного воспитания, школы, без государственной поддержки, не могут создать и реализовать программы культурного образования и, как результат, наблюдаем резкое снижение культурного уровня у молодежи. Духовная и культурная нищета не сможет построить богатое государство. Что делать? Создавать государственные программы поддержки культуры семьи и культурного образования в школах. Нашим детям надо не историю Латвии отдельным курсом изучать, а историю русской культуры. Нужны позитивные эволюционные преобразования в образовании и культуре.

 

 

ПРАЗДНИК РУССКОГО САМОВАРА

ВМЕСТО ПРАВА НА РОДНОЙ ЯЗЫК И КУЛЬТУРУ

 

            В начале о том, что всем известно и понятно. Сохранение русской общины, как субъекта русской культуры, без школьного образования на русском языке невозможно. Опыт «интеграции» русских детей в латышских школах ясно и недвусмысленно показывает, что обучение в латышской школе, приводит к потере национальной идентичности. В начале русский язык заменяется латышским, затем исчезает необходимость в русской литературе – ключе  русской культуры, после чего происходит изменение национальных ценностей – праздник Лиго становится важнее и значимее Дня Победы. Если русские дети отдаются в латышский детский сад, а затем в латышскую школу, то потеря национальной идентичности гарантирована. Если ребенок, после нескольких лет обучения в русской школе, переводится в латышскую, то национальная идентичность в определенной степени сохраняется, но потеря качества образования обеспечена. Таковы вкратце результаты экспериментов по интеграции русских детей в латышских школах. Наша позиция на сей счет остается неизменной – родители и никто другой должны определять национальную идентичность своего ребенка. Если они желают, чтобы ребенок сохранил свои русские корни, то лучше всего это сделать в русской школе с преимущественным обучением на русском языке. Мы боремся за сохранение возможности обучения детей на РАЗНЫХ языках и в первую очередь на языке семьи. Государство борется за монополизацию латышского языка в обучении. И это большая ошибка государства.

            Надо признать, что потенциал русской культуры намного выше чем латышской. И  не только потому, что на русском языке больше художественной и научной литературы. А потому, что выше уровень идейного содержания и философии. Сохранение школьного образования на русском языке, введение обязательного среднего образования, в перспективе восстановление государственного высшего образования на русском языке – это обязательные условия для развития и повышения конкурентоспособности прежде всего латышской культуры. Без здоровой конкуренции культур не может быть их развития. Государству нужно думать о создании здоровой конкуренции, а не о выдавливании русской культуры. Пока есть русское население, будет жива и русская культура. Это прописные истины, которые понимают все культурные люди, кроме национально озабоченных латышских политиков.

Уже не первый год в том или ином регионе накануне начала нового учебного года, возникают ситуации, когда классы в русских школах не имеют необходимого количества учащихся. Кстати, на селе и в латышских школах такое тоже нередко случается. Но если в последних все решается тихо и мирно, то в русских школах сохранение таких классов идет со скандалами. В этом году такие скандалы произошли в Айзкраукле и Тукумсе. Эти скандалы  говорят об одном: местные власти, как и правительство и парламент, не заинтересованы в сохранении школьного образования на русском языке. Им это не надо. Для русской общины сохранение таких классов – вопрос выживания. Политика государства, направленная на принудительную ассимиляцию инородцев, проявляется в таких ситуациях в полной мере. Только скандалы и страх перед Европой, если информация просочится, способны остановить «оптимизацию» русских классов и школ путем их тихой ликвидации. Там, где не было скандалов,  школьное образование на русском языке исчезает, как, например, это произошло в Калнциемсе. Не захотели родители защищать свою Кайгскую среднюю школу, и такой школы больше нет. Теперь детей приходится возить на учебу в Елгаву и Ригу. Мы еще раз убеждаемся в том, что права никто не дает, за них нужно бороться, иначе нас ждет бесправие.

            На фоне скандалов с отказом в открытии русских классов, преобразовании русских классов в латышские, медленно, но уверенно продвигается. Это еще одно ноу-хау местных властей. Речь идет о создании региональных интеграционных центров. Такие центры в целом создаются только с одной целью – поддерживать те мероприятия, которые имеют очень далекое отношение к национальной культуре, но позволяют «держать на привязи» местные русские организации. Будете неправильно себя вести, мы вам не дадим денег на ваши проекты. А правильно себя вести сегодня означает выполнение трех главных условий.

Первое – не лезть в школьные дела. Ну и что, что в русских школах в результате принудительного перевода преподавания на латышский язык  ухудшается качество знаний учащихся. Вас это не должно касаться. Наоборот, на семинарах, которые проводятся на деньги самоуправления и министерства интеграции, вы должны демонстрировать лояльную позицию, всячески защищая эксперимент по латышизации русских школ, например, аргументами о том, что реформа идет успешно, хотя есть отдельные трудности. Во всем виноваты не политики-радикалы и бездарные чиновники, по вине которых дети не имеют билингвальных учебников, а учителя научно обоснованных методик билингвального обучения, а оппозиционные политики, которые «очерняют» светлый образ школьной «реформы».

Во-вторых, вы не должны праздновать такие неправильные праздники, как Международный женский день, и самое страшное – День Победы. Потому, что ваше представление об истории Латвии неправильное, сформированное тяжелыми годами «советской оккупации». Правильное представление об истории Латвии родилось за морем, его создавали те, кто в 1944 году с ужасом в глазах бежал отсюда с позором.

            В-третьих, желательно забыть о том, что вы как налогоплательщики имеете полное право получать информацию о работе вашего самоуправления на русском языке и более того, согласно европейской практике – выбирать местные самоуправления, даже не имея гражданства. Это полностью противоречит государственной программе интеграции – сначала натурализация, а уж потом вы сможете решать, кто и как будет тратить ваши налоги. А государственная программа – это наше все. Она не подлежит ни критике, ни, упаси Боже, какому-либо изменению. Ведь нам постоянно твердят: протестовать надо до принятия закона или программы, если документ принят, протестовать уже не надо, мол, это бесполезно, надо выполнять закон. Получается, что в Латвии законы пишут не люди, которые допускают ошибки, а боги, у которых ошибок не может быть по определению.

            Если вы безмолвно, выполняете перечисленные выше правила, то местное самоуправление и даже министерство интеграции с вами и вашей организацией будет дружить. Вам иногда подкинут сотню-другую латов к примеру, на праздник русского самовара. Еще вас могут пригласить на спортивные соревнования, или обсуждение проблем толерантности. В последнем случае, вам предложат обсуждать проблемы расизма, отношение к лицам нестандартной сексуальной ориентации, одним словом то, без чего интеграция просто невозможна. Отношение к русским детям в русских школах вам обсудить не предложат. Ведь это уже неактуально. Принят закон и все проблемы уже решены. Но если вы забудетесь и представите в самоуправление проект празднования, к примеру, 8 марта, то вам объяснят, что такого праздника в нашем государстве нет и выделять финансирование на это, ну никак нельзя.

            На фоне этого унизительного отношения ко всему, что дорого и жизненно необходимо русской общине, раздаются призывы не голосовать по национальному признаку. Надо, мол, объединяться без национальных различий и выбирать такие партии, которые смогут быстро построить нам светлое сегодня. Вы можете себе представить объединение или сплочение людей, один из которых получил среднее и вузовское образование на родном латышском языке, для которого культурные мероприятия на родном языке проводятся регулярно, как государством, так и самоуправлениями, который по-русски понимает плохо или не понимает совсем и другого, который получил школьное и вузовское образование на неродном языке и, следовательно качество знаний которого не блещет и, который ничего, кроме праздника русского самовара, о своей родной культуре не знает. Какие общие ценности могут быть у этих людей? Как можно уважать другую культуру, если ты не знаешь свою?

            Именно такая модель интеграции предложена нашему обществу государством. Модель, мягко говоря, однобокая и хромая. Назвать это интеграцией можно только обладая болезненным воображением. Остается вопрос – кто у нас болен и когда и как будем лечить больных?

 

        

БЕЗ МОРАЛИ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ТОЛЕРАНТНОСТИ

 

Толерантность или терпимость предполагает уважительное отношение к другим людям независимо от расы, национальности, религии, убеждений и поведения. Толерантность, как и свобода не может быть без границ. Нельзя делать все, что хочешь, нельзя терпимо относиться ко всему без исключений. Там, где начинается свобода другого человека, там заканчивается моя свобода. Граница толерантности определяется нормами морали или нравственности. Уже пятнадцать лет власти нам не устают повторять, что мы живем в демократическом обществе, что нам надо всем учиться терпимости, что терпимость есть высокий показатель и личной культуры, и демократической культуры общества в целом. Создается впечатление, что общество больно нетерпимостью, здоровы только власти, они, как заботливые доктора постоянно пытаются нас лечить от нетерпимости. Умиляемся, вспоминая с какой «теплотой» наша президент попросила школьников, идущих на шествие против «реформы» русских школ, одеваться теплее. Прямо слезы наворачиваются на глаза, когда мы слышим праведные речи членов правительства и депутатов о необходимости повышения пенсий и зарплат. Пятнадцать лет слушаем, дел не видим, а они все вещают и вещают, особенно перед выборами.

Хочется напомнить нашим славным борцам за толерантность, что терпимость всегда взаимна, вы уважаете мои особенности, я уважаю ваши. При обязательном условии, что и мои и ваши особенности нравственны. Ориентиры морали записаны в Библии. Главный принцип – относись к людям так, как ты хотел бы, чтобы они относились к тебе. На чем держится любое цивилизованное общество? На морали. Мораль лежит в основе законов, мораль должна определять отношения власти и народа, мораль должна определять отношения между людьми.

Генеральная задача власти – блюсти мораль и самой показывать пример такой морали. Толерантность - следствие морали, это отношение общества ко всему происходящему. Если действия власти моральны – общество поддерживает власть, если власть в целом или отдельные ее представители допускают аморальные действия, то и реакция общественной нетерпимости должна последовать незамедлительно. Здоровье общества, как раз и определяется наличием или отсутствием такой реакции.

Утверждать, что наше общество больно нетерпимостью без проведения социологических исследований нельзя. Такие исследования показывают, что не более трети населения больны национализмом, расизмом и другими видами ксенофобии. Общество в целом здорово, чего не скажешь о наших властях. Минимальный прожиточный минимум уже достиг 120 латов. Примерно две трети пенсионеров получает пенсии ниже прожиточного минимума. Величина детских пособий вызывает горькую улыбку. Ситуация стабильна все годы после восстановления независимости. Решение насущных экономических проблем государство осуществляет за счет недоплат инвалидам, старикам и детям. По оценке некоторых экономистов, совокупная стоимость имущества, созданного в советские годы, была равна примерно 4 млрд. латов. По результатам прихватизации в казну поступило не более 180 миллионов. Неплохо погуляли! Приватизация была вторым уроком аморального поведения, который власти дали обществу. Первым уроком было принятие Верховным Советом, избранным всеми жителями Латвии закона о гражданстве, который лишал значительную часть избирателей и гражданства, и избирательного права. Сегодня этот аморальный абсурд доведен до иезуитского совершенства. Теперь граждане Евросоюза, прожив у нас три месяц, могут выбирать местные самоуправления, неграждане, которые здесь родились и живут всю жизнь - не могут.

Дальше больше. Власти вернули жилые дома и земли наследникам. Никто особо не вникал, кто из наследников имеет право на наследство, а кто не имеет никаких прав. Накануне второй мировой войны большая часть недвижимости была заложена в банках и так и осталась невыкупленной. Жильцы денационализированных домов увидели аморальное отношение власти к законам, которые власть сама принимает. В законе о денационализации сказано, что государство обязуется оказывать помощь жильцам денационализированных домов. До сих пор действенных мер не принято. Не случайно, поэтому две пятых жителей считают, что только участие в акциях протеста может повлиять на принятие таких законов, которые нужны людям, а не богатой верхушке общества.

Разглагольствуя о демократии и толерантности, власти постоянно пытаются нас поучать тому, что сами не делают и не собираются делать. Демократия начинается тогда, когда люди имеют возможность влиять на принимаемые решения. В демократическом государстве, прежде чем принять решение, власти консультируются с теми, кого это решение касается в первую очередь. Общественные организации и их объединения являются главными партнерами диалога власти и общества. У нас не так. У нас правительство время от времени объявляет о начале общественной дискуссии по каким-либо вопросам. Дискуссия начинается статьей или интервью в газете кого-либо из членов правительства. Этим и заканчивается. Кто партнеры по дискуссии, никто не знает. Какие мнения были высказаны общественными организациями, которых касается готовящееся решение, никто не знает. Как учтены предложения общественности, тоже никто не знает. Как после этого может быть терпимое отношение к власти?

Классический пример аморального и нетерпимого отношения власти к детям – это полное игнорирование протестов русских школьников против «реформы» школ. Об этом уже много написано, добавим только одно. Власти хотят, чтобы их уважали, но сами уважать никого не желают и прежде всего детей. 

 Во все времена столпом морали общества являлась церковь. И хотя наше государство многоконфессионально, моральные ценности у традиционных мировых религий одинаковы. Однако опросы общественного мнения показывают, что авторитет церкви падает. Жители считают, что влияние церкви на принимаемые властями решения должно быть повышено. Может это и так, но люди помнят, как четыре года назад одна очень перспективная в то время партия клялась в церкви, что будет честно служить народу, считала за честь служить Латвии. Только ребята попали в Сейм, как одного поймали на мошенничестве, другой открыто издевался над русскими школьниками и их родителями, обзывая их последышами Сталина, а лидер так и прямо признался в том, что он просто не мог не обещать пенсионерам повышение пенсий. Как говаривал незабвенный В.С. Черномырдин «Сказал, что сделаю, значит, сказал!». Как видим, даже клятвы в церкви не защищают от аморального поведения нашей власти. Закончилось все Резекнегейтом. Может быть не закончилось, а только начинается?

Вернемся к толерантности. Власти нас призывают к терпимости, но сами ведут себя аморально и навязывают обществу аморальные ценности:  воровство государственной собственности, полицейский произвол, бедность и бесправие простых людей. Власть не замечает мизерных пенсий и зарплат, она строит «замки света», увеличивает расходы на оборону, повышает зарплаты чиновникам. Благодаря усилиям антифашистов, в этом году удалось не допустить шествия легионеров. Если эти достаточно пожилые люди собираются на кладбище или в местах былых сражений, чтобы почтить память погибших, это нормально. Если бывшие эсэсовцы вместе с молодежью собираются пройти по центру Риги со знаменами, то это откровенная пропаганда неонацизма. К таким шествиям не может быть терпимости, если общество здорово. И власти первыми, без напоминаний общественности, должны строго ЗАПРЕТИТЬ подобные шествия. Но наши власти идут на это с большой неохотой и только после давления со стороны общественности.

Очень похожа ситуация с парадом сексменьшинств. Сексуальное поведение человека – его личный выбор. Нас не интересуют причины этого поведения, пусть этим занимаются психологи, врачи, социологи. Нас интересует моральное здоровье общества. И мы убеждены, что демонстрация своих сексуальных пристрастий в центре города - это откровенная и вызывающая реклама аморальности. Поэтому, таких парадов вообще не должно быть. Как педагоги можем заверить, что ничто так не калечит души детей, как реклама аморального образа жизни. Однако наши власти так не считают. Они заняли двоякую позицию и еще раз показали всем нам, что с моралью у них дружбы нет.      

            Ситуация с толерантностью действительно вызывает тревогу, но вовсе не там, где ее замечают власти. Проблема в том, что власти, видимо, решили окончательно морально разложить общество. Терпимость они объясняют нам как вседозволенность, как откровенную демонстрацию аморальности. Можно ли быть к таким проявлениям толерантными? Обман, мошенничество, порок, ксенофобия,  должны называться своими именами, и с ними надо бороться, а не шествия и парады устраивать. Задача власти защитить общество от морального разложения, а не издеваться, обвиняя нас в нетерпимости к тому, что еще в Ветхом Завете определено как смертные грехи. Зло во все времена является злом, добро – добром.

 

 

 

 

 

 

СТАНЬ ГРАЖДАНИНОМ, ПОТОМ КРИТИКУЙ ?

 

Недавно в Елгаве состоялась конференция «Национальные меньшинства в Елгаве, Латвии, Европейском союзе». По информации «Новой газеты» (23.05.2006), руководитель управления натурализации Э. Алдермане в своем выступлении поделилась сокровенным. Суть сокровенного в том, что общества национальных меньшинств реализовали много хороших проектов. Но сколько из них работает над проблемой гражданского участия в жизни общества? Сегодня в Латвии 410 тысяч неграждан. Часть из них критически оценивает тех, кто решает в Латвии какие-то проблемы, не имея, как считает г-жа Алдермане права на эту оценку. Критиковать может человек, принимающий непосредственное участие в процессах. Тогда эта критика конструктивна. Среди неграждан есть люди, добровольно ассимилировавшиеся еще в советское время, свободно говорящие на латышском языке, но они не спешат принять гражданство. Значит, делает вывод чиновница, им не хватает веры в государство, или нет полной информации о натурализации. И, г-жа Алдермане высказывает конструктивное предложение – необходимо срочно актуализировать государственную программу интеграции, главной задачей которой должно стать гражданское общество.

В этой квинтэссенции выступления г-жи Алдермане изложена вся суть государственного отношения к национальным меньшинствам, по нашему мнению, дискриминационного отношения. По некоторым данным, примерно половина из 410 тысяч неграждан родились и прожили всю свою жизнь в Латвии, еще половина от оставшихся  была привезена сюда в раннем детском возрасте и прожила здесь более 30 лет и только четверть всех неграждан приехали в Латвию взрослыми людьми и живут здесь менее 30 лет. В процессе регистрации жителей Латвии в 1992-1993 годах 89% неграждан официально изъявили желание стать гражданами Латвии. Эти люди давно уже экономически и социально интегрированы в общество, абсолютное большинство из них сдали экзамен и владеют госязыком хотя-бы на первую категорию, в соответствии с профессиональными требованиями. Однако у этих людей власти беззастенчиво отобрали гражданство, а затем обвиняют их в том, что они не хотят проходить натурализацию.

Интересно, что и многие ассимилянты не спешат принимать латвийское гражданство. Что касается информации о процедуре натурализации, то уверены, эти люди такой информацией владеют. А то, что касается веры в государство,  здесь действительно есть проблемы и не простые, а очень большие. Как можно верить государству, лидеры которого вначале обещали всем гражданство в нулевом варианте, сохранение образования на родном языке, всестороннюю поддержку культуры нацменьшинств и не сделали этого? Как можно верить государству, в котором большинство пенсионеров влачат жалкое существование, растет армия детской безпризорности; трудоспособное население уезжает за границу на заработки; к семейному врачу очередь на три недели, а тарифы на коммунальные услуги непрерывно растут? Как можно верить государству, которое не считает нужным принимать во внимание многотысячные акции протеста против педагогически вредной реформы школ нацменьшинств, которое в косвенной форме поддерживает выступления неонацистов и пытается извратить историю двадцатого века? Как можно верить государству, в парламенте которого постоянно звучит открытая русофобия и эти выступления не только не наказываются, но даже и не осуждаются ни президентом, ни другими официальными лицами, которые нам постоянно рассказывают о демократии в Латвии?

Демократия – это не вседозволенность. Демократия категорически не приемлет любые проявления ксенофобии, в том числе и в первую очередь любые попытки возрождения неонацизма. Демократия не может быть равнодушной к судьбам стариков, которые строили то, что многие нынешние миллионеры присвоили. При демократии люди не бегут из страны на заработки, врачи и учителя не влачат жалкое существование. Почему? Потому что при демократии, правители, не оправдавшие доверия избирателей, надолго вылетают из кабинетов власти. Но у нас демократия еще только нарождается, властям удалось заменить демократию на националистическую идеологию и разделить жителей страны на граждан и неграждан, титульных и нетитульных, богатых и бедных…

В результате, один и тот же «оркестр» на протяжении пятнадцати лет пытается нам играть одну и ту же мелодию. «Музыканты» время от времени пересаживаются – бегают из партии в партию, или создают новые-старые партии, но стройной экономической и социальной симфонии не получается. Пятнадцать лет мы слышим какафонию, власти нас уверяют, что живем мы уже хорошо, все у нас растет и валовой продукт, и зарплаты, но люди живут все хуже и хуже. И так будет продолжаться до тех пор, пока граждане на очередных выборах Сейма не отправят правящий «оркестр» в отставку. Желательно всех и сразу. Эти люди уже доказали и нам, и самим себе, что управлять государством они не могут. Они постоянно путают свои интересы с государственными и принимают решения в угоду  своих интересов.

В демократическом государстве все его жители имеют право на критику. Свобода слова, как один из основных принципов демократии, позволяет каждому высказывать свое мнение по любому вопросу. Жаль, что этого не знает г-жа Алдермане. Даже те, кто не собирается проходить натурализацию имеют право критиковать и контору, которая этим занимается, и чиновников, которые «решают какие-то проблемы». Однако и свобода слова не может быть без границ. Такие границы начинаются там, где делаются попытки навязать обществу расизм, неонацизм, русофобию, извращения и прочие «ценности» прогнившей западной псевдокультуры. Здесь нет, и не может быть никакой политкорректности.

Что касается свободы критики, то чиновникам следует помнить, что управление натурализации существует на налоги, которые платят, в том числе и неграждане, и они вправе высказывать свои оценки и предложения даже в том случае, если сами проходить натурализацию не спешат. Более того, этим людям уже давно пора предоставить как минимум пассивное избирательное право на выборах самоуправлений, которые в основном существуют на их подоходный налог. А то ведь, налоги неграждане платят, рождают новых граждан, а влиять на распределение налогов через выборы самоуправлений не могут. А г-жа Алдермане даже не считает их критику существующих порядков конструктивной. Интересная «демократия» у нас получается.

Что касается гражданского участия в жизни общества, то следует иметь в виду, что оно определяется исходя из ответа на вопрос - государство для народа, или народ для государства?. Если государство для народа, то прежде, чем высказывать недовольство этим самым гражданским участием, неплохо было бы упростить условия натурализации для тех, кто прожил здесь всю свою жизнь или большую ее часть. Еще лучше, сделать для этих людей нулевой вариант гражданства. Ведь всем ясно, что они здесь родились, выросли и давно уже интегрированы в латвийское общество. Они никуда не уедут и государство, в лице правящих депутатов и чиновников, должно это понять. Эти люди честно платят налоги, не нарушают законы и, следовательно, лояльны государству. Их политические взгляды никого не должны волновать, но дело Ю. Петропавловского всем показало, что волнуют. Власти судорожно боятся оппозиции, боятся до истерики, до фактического нарушения Сатверсме, когда решения кабинета министров невозможно обжаловать в латвийском суде. Значит, в обществе нарушается принцип разделения властей, значит хромая у нас демократия, значит гражданское участие – пустая болтовня. Гражданин и негражданин должны иметь возможность свободно выражать свои мнения и критику существующих законов. Законы надо исполнять, но критиковать их никто не запрещает и это не должно считаться нелояльностью государству. Наша беда в том, что правящий «оркестр» манипулирует общественным мнением и подменяет лояльность государству, лояльностью правящей коалиции. А это разные вещи.   

Спасибо организаторам конференции. Мы услышали официальную точку зрения на процесс гражданского участия в жизни общества и праве на конструктивную критику. Мы не ошиблись в ожиданиях, чиновники по-прежнему убеждены, что народ для государства. Надо лишь «актуализировать» госпрограмму интеграции и все у нас пойдет как по маслу и все у нас получится. Мечтать не вредно для здоровья…

 

 

ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ И РУССКАЯ КУЛЬТУРА

 

            Предвыборный период, политики заняты в основном тем, чтобы показать, какие они замечательные ребята, сколько они сделают для народа, как только придут к власти, а вы тут с патриотизмом. Так подумают наверное многие, прочитав название этой статьи. В отличие от тех политиков, активность которых проявляется в предвыборный период, мы работаем постоянно над анализом проблем школьного образования и тема патриотического воспитания в русских школах, что называется, назрела уже давно. Пришло время обратиться к широкой общественности, чтобы провести дискуссию по этому, весьма непростому вопросу.

            Патриотизм, как известно, означает любовь к родине. Однако этого определения явно недостаточно, чтобы в полной мере понять сущность патриотизма и определить составляющие патриотического воспитания в русской школе. Что значит любить? Любить означает, прежде всего, заботиться о предмете своей любви. Но может ли любовь быть односторонней? Может и часто бывает, например, родители любят ребенка, а ребенок любит только самого себя. Почему так произошло понятно, слепая родительская любовь, выполнение всех желаний ребенка. Его приучали к тому, что родители заботятся о нем, а он ни о ком заботиться не должен. В результате из сына вырос свин – эгоистическая натура. Настоящая любовь всегда взаимна по части заботы. Любить по настоящему, означает заботиться друг о друге. Говоря о любви к родине, следует также говорить о взаимной заботе - человек готов работать на благо родины, но и родина обеспечивает человеку хотя бы элементарные условия для нормальной жизни. Не будем растекаться мыслью по древу, вспоминать о социальной защите, пенсионерах и массовом отъезде людей в Ирландию, нас интересует патриотизм в русской школе.  

Патриотическое воспитание в русских школах сегодня, по нашему мнению, поставлено однобоко и уродливо. Из года в год сокращается количество уроков на изучение русского языка. Язык – это не просто средство общения, язык – это пропуск в мир русской культуры. Родители уже давно поняли, а теперь и дети начинают понимать, что без хорошего владения родным языком не может быть билингвальности. Глубокое изучение русского языка является фундаментом к изучению других языков и прежде всего латышского. Беда в том, что родной язык в русской школе уже невозможно изучать серьезно, количество уроков на русский язык такое же, как и на латышский. Получается, что оба языка изучаются на посредственном уровне, в результате у детей не будет хороших знаний ни русского языка, ни латышского.  Будет и уже есть старпвалода, междуязычие – что-то среднее между русским языком и латышским. Уже нередко ученики русских школ испытывают затруднения в выборе правильных слов даже при обычном разговоре. Часто заявляют, что это слово они знают на латышском и забыли на русском языке. Это безобразие в определении количества уроков на русский язык научно или методически никак не обосновано. Нет таких обоснований и быть не может. МОН медленно, но уверено проводит политику выдавливания русского языка из русских школ.

Вы никогда не задумывались, почему в школах литература изучается как обязательный предмет? Дело не только в том, что с помощью чтения развивается мышление и речь учащихся, расширяется их кругозор и формируется мировоззрение. Есть еще один не менее, а может быть и более важный аспект. С помощью родной литературы у маленького человека формируются духовные и нравственные ценности. Именно духовные ценности становятся той основой, которая определяет любовь к родине и патриотизм. Читая художественные произведения, особенно о подвигах в мирное и военное время, исторических достижениях своего народа, ребенок начинает уважать свою историю и чувствовать свою сопричастность к своему народу и его культуре. В романе К. Симонова «Живые и мертвые» в самом начале войны капитан-танкист Иванов разворачивает свой танк и начинает останавливать колонны бегущих войск для организации обороны. Этот человек, прекрасно понимая, что они обречены, до конца выполняет свой долг военного и патриота. Нет красивых фраз, пафоса, а есть простые слова: «Стоять будем тут, до поступления приказа!». Вот и все. Но произведения Симонова сегодня в русских школах не изучают, военная тематика представлена в литературе очень скудно. А ведь такие произведения нужно не просто читать, но и обсуждать, чтобы понять смысл поступков простых русских героев Ивановых. И если раньше в русских школах изучали русскую литературу, то теперь изучают просто литературу, которая включает в себя произведения и зарубежных авторов. Что положительного это дало нашим детям? Трудно ответить, зато чего не дало, об этом можно говорить уверенно – в программе почти не осталось патриотических произведений. Да сохранилась «Война и мир» Л. Толстого, но разве этого достаточно? Может ли человек не знающей своей литературы с уважением относиться к литературе других народов? Нет, не может. Ему не с чем сравнивать. Без сравнения он не может дать оценку, а без оценки нет уважения.

Русская школа лишена не только патриотической русской литературы, но и полноценной истории России. Те фрагменты русской истории, которые сегодня изучаются в школах не могут дать полноценного представления о становлении и развитии прежде всего русской культуры. Откуда на русской земле появились такие гиганты, как Достоевский, Гоголь, Толстой, Пушкин, Пастернак, Симонов, Распутин, Солженицын? Почему именно в России? Наши ученики в большинстве своем не могут ответить на этот вопрос. Без ответа нет и не может быть понимания значения русской культуры в мире и в жизни каждого русского человека. Причем под словом «русский» мы понимаем культурную, а не национальную составляющую. Люди разных национальностей обучались и обучаются в русских школах. И русская литература, и культура позволили им стать патриотами своей родины.

О русской культуре в русских школах мы писали не раз. Ситуация неприглядная, потому, что от культуры часто остаются только религиозные праздники. Такого предмета в русских школах нет, факультативы - только в отдельных школах. Более того, до сих пор нет концептуального понимания того, что является элементарным минимумом русской культуры. Речь идет о том, что из русской культуры ученик должен знать по минимуму, чтобы его можно было считать культурным человеком. Нужен стандарт по русской культуре, его нет. Кто должен разработать такой стандарт? Министерство образования и науки и эта обязанность закреплена в законе об образовании. Но стандарта нет, учебников нет, предмета в школах нет, учителей по русской культуре никто не готовит. При этом политики и чиновники нам постоянно твердят, что никто не запрещает нам свою культуру сохранять. Одним словом, сохраняйте как можете, но помогать мы вам не будем.

   С этого учебного года сорок школ Латвии в порядке эксперимента начинают преподавать отдельный курс истории Латвии. Авторы этой новации и не собираются скрывать, что курс направлен на воспитание патриотов. Да вот беда, не понимают авторы, что патриотов так не воспитывают. Особенно, если речь идет о детях из русских школ. Если у ребенка нет основ родной культуры, то воспитание патриота государства с помощью курса истории обречено. Чего власти хотят от детей? Чтобы они уважали Латвию. Спросите самих детей и услышите, что русские дети не меньше латышских любят Латвию и с уважением относятся к ее истории и культуре. Но патриотом государства ребенок станет только тогда, когда увидит, что государство реально заботится и о сохранении его родной культуры, наравне с латышской. Сегодня ситуация прямо противоположная. Русский язык, русская литература, история и культура в русских школах сокращаются, зато латышская культура все больше входит в обиход. Это большая политическая и педагогическая ошибка. Без элементарных знаний своей культуры, чужая не воспринимается. В результате мы получаем поколение малокультурной молодежи, с гипертрофированным прагматизмом. Деньги, материальные ценности, все покупается и продается – вот их принцип жизни. Патриотизм для них то, что дорого стоит. Слова, идеалы, духовные ценности, нравственные убеждения у них вызывают усмешку.

Мы мечтаем об экономическом подъеме, улучшении жизни населения, повышении благосостояния. Вы верите, что малокультурные люди, получившие патриотическое воспитание с помощью истории Латвии способны повысить духовность, патриотизм и уровень жизни? Если государство не уважает наших детей, то, что оно хочет в ответ?

 

 

ЕДИНАЯ СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ – МНОГООБРАЗИЕ МОДЕЛЕЙ ШКОЛ

 

            Мы живем в XXI веке — веке высоких технологий, компьютеризации  и рыночной экономики; в эпоху демократизации нашего общества.

            Нас всех волнует сегодняшний и завтрашний день Латвии, духовность, патриотизм и благосостояние ее народа. Все это закладывается в школе. Во все времена, а особенно сегодня ей надлежит быть храмом света, тепла человеческих отношений, науки. Ведь дети — категория абсолютная!

            Позитивное развитие школы, а в дальнейшем и системы непрерывного образования населения архиважно, для Латвии, т.к. у нас нет больших запасов полезных ископаемых, промышленность и сельское хозяйство в упадке, маленькой Швейцарии не получилось, прихватизировано что можно и что нельзя. Стал ли от этого народ богаче и счастливее?

            Остается последняя надежда — интеллект нации. Если государство действительно заботится о своих жителях, о будущем, оно в первую очередь обязано позаботиться о детях, учителе, школе! Все правительства объявляли  приоритет образования, но как и  в советские времена, говорили одно, думали другое, а делали третье.

            Учитель по-прежнему нищ. Два года назад можно и нужно было значительно повысить плату за ставку учителя, но не проявили политической воли депутаты правящих партий и это сделано не было.

            Учитель по-прежнему недостаточно образован. За обучение в магистратуре и на курсах повышения квалификации зачастую учитель должен заплатить из своего кармана. Покупка книг, посещение театров, музеев, туристические поездки тоже стоят недешево. А у учителя, дай Бог, если денег хватает одеть и прокормить семью. В течение прошедшего учебного года на работу в школу было принято 1340 учителей, из них 562 даже элементарного высшего образования не имеет.

            Учитель по-прежнему боится начальства. Нормативные документы уже можно измерять килограммами. А учителя школ национальных меньшинств вдвойне боятся и инспектора по языку, и госинспектора образования.

            Нищий учитель, необразованный учитель, несвободный учитель — не могут хорошо учить и воспитывать детей.

            Школа держится на энтузиастах — директорах, их заместителях и на учителях-подвижниках. Но сколько можно? Давно пора Сейму, Кабинету министров, Министерству образования и науки не объявлять приоритет образования на словах, а осуществить на деле.

            Во-первых, выделить для функционирования и развития системы образования необходимые финансовые средства и в первую очередь существенно повысить зарплату учителя. Ведь если в советские времена образование финансировалось по остаточному принципу, то сегодня по явно недостаточному.

            Во-вторых, позаботиться об образовании и профессионализме самого учителя, методике школьного образования. До сих пор во многих школах преобладает информационно-репродуктивная система обучения: запоминание, повторение, воспроизведение учебного материала.

            В XXI веке необходима технологическая культура — умение формулировать и решать проблемы, проводить экспертизу, проектировать, исследовать, прогнозировать, Рынок требует профессиональной творческой деятельности,  а не повторения зазубренных истин.

            Значит, будущее школы за инновационными педагогическими технологиями, за развивающим обучением и задача министерства и его подведомственных учреждений помочь учителю овладеть современными методами преподавания. Нужны специализированные центры не только в Риге, но и на местах, финансируемые как государством, так и самоуправлениями.

            В-третьих, необходимо смелее и эффективнее переходить на государственно (самоуправленческо) — общественное управление школой. Фактически школу содержат родители-налогоплательщики, они формируют социальный заказ школе. Значит, их нужно активнее через Советы школ привлекать и к управлению школой, вплоть до решения кадровых вопросов.

            Проблемы можно перечислять бесконечно. Это: посещения детьми школы (ведь около 5 тысяч учащихся по тем или другим причинам школу в прошлом учебном году не посещали; перегрузка учащихся; наполняемость классов; здоровье детей; профилактика алкоголизма, наркомании, правонарушений, более 6000 детей совершили преступления и правонарушения, денежные поборы с родителей и другие. Эти проблемы общие для школьного образования их необходимо незамедлительно решать. Кто хочет делать дело,— делает. Кто не хочет, — ищет причины!

            Латвии, безусловно, как воздух, нужно единое, качественное образование. Оно поможет нашему государству решить не только социальные, нравственные, экономические проблемы, но и политические, т.к. единое качественное образование — основа интеграции общества.

            Единое образование определяется уровнем результатов, установленным государственными стандартами.

            Независимо от программы образования, любая школа как латышская, так и работающая по программам образования национальных меньшинств обязана обеспечить образование не ниже требований государственных стандартов.

            Латвийская школа должна быть единой, но не единообразной. Программы, содержание, методы и формы образования в школах могут быть различными. В мире существует много моделей образования, задача министерства помогать, создавать условия для реализации мирового опыта и лучших латвийских разработок.

            Качество образования, как уже было сказано ранее, зависит не только и не столько от учебников, программ, пособий, сколько от профессионализма и образованности самого учителя.

            Несколько слов о важнейшей политической задаче — интеграции общества.

            Латвия была, есть и будет многонациональным, мультикультурным государством. Принципы истинной интеграции — это добровольность, взаимоуважение, обогащение культуры и языка своего народа за счет культуры и языков других народов. Ведь культуры не воюют, они могут только взаимно обогащать друг друга.

            Знание латышского языка — важный,  но далеко не единственный инструмент интеграции. В Северной Ирландии все знают английский, а в Косово — сербохорватский, однако, всем нам известно, что там происходило и происходит.

            Требование ныне действующего закона об образовании о переходе средней школы нацменьшинств на государственный язык обучения с 1 сентября 2004 года — провинциально,  непрофессионально и являясь миной замедленного действия,  принесет только вред Латвии.

            Единый язык образования в исторически многонациональном государстве — это вредная политическая фантазия, возведенная на уровень научной спекуляции. Фантазия потому, что интеграция общества требует сохранения и развития  не только государственного, но и языков нацменьшинств  в образовании, иначе школы перестанут воспроизводить носителей культуры нацменьшинств в Латвии, а это уже ассимиляция чистой воды.

            Научная же спекуляция   потому, что никто ни в мире, ни в Латвии не доказал и не сможет доказать, что обучение детей нацменьшинств на государственном языке повысит качество их образования. Не повысит, а лишь увеличит процент люмпен-пролетариата в их среде, процент бомжей, преступников и тех, кому необходима социальная помощь, что уже у нас происходит и крайне невыгодно как латышскому народу, так и государству в целом. Норма закона о насильственном переводе средней школы нацменьшинств на латышский язык обучения с 1 сентября 2004 года была принята вопреки желанию самих нацменьшинств. При принятии программы интеграции, также принципиальные предложения нацменьшинств не были учтены, что не делает чести нашему государству. Нужно ли знать нашим детям латышский язык? Безусловно,  для этого имеются другие пути, формы, способы, методы.

 

   

ПЛОДЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ ШКОЛ

 

Недавно депутаты Сейма были ознакомлены с концепцией развития образования с 2006 по 2010 годы. Документ любопытный и для специалистов, и для широкой общественности, ибо по его содержанию можно судить не только об успехах в сфере образования, но и о результатах работы министерства образования и науки. В информативной части документа расписаны не только достижения и планы, но и  проблемы развития системы образования в целом. Нас в первую очередь интересуют проблемы школьного образования – это главное звено в системе, и результаты реформы определяются в значительной степени результатами школьного образования. Вчитываясь в содержание проблем, мы пришли к выводу, что с реформой у нас дела идут не просто плохо, а очень плохо. Судите сами.

С этого учебного года начался очередной этап реформы содержания основной школы (1-9 классы). Вводятся новые стандарты и программы образования. Для успешной реализации задуманного нужны новые учебники. Чтобы обеспечить каждого ученика одним комплектом новых учебников дополнительно необходимы 1 139 415 латов в год. Таких денег почему то нет и следовательно учить по новым стандартам и программам, используя старые учебники крайне сложно. Но может быть проблему внедрения новых стандартов можно решить за счет повышения квалификации учителей? Ну не будет новых учебников, так хоть учителя как-то исправят положение. Свежо предание, как говорится, да верится с трудом. Столько лет работали над созданием системы повышения квалификации учителей и вот в концепции признались – единого подхода и системы в государстве нет. Не хватает преподавателей курсов, некачественные программы повышения квалификации, нет нормального сотрудничества с вузами. Нужно еще 550 тысяч латов для разработки и реализации программ повышения квалификации учителей. Это как понять, если учесть, что с 1-го сентября введение новых стандартов идет полным ходом? Или ничего не идет, а работа кипит только в отчетах чиновников. И как можно начинать замену стандартов, если учебников нет, учителя не готовы, денег тоже нет?

Кстати об учителях. Только 9% выпускников педвузов выбирают работу в школах. 9% всех учителей – люди пенсионного возраста. Катастрофически не хватает учителей математики, физики и домоводства для мальчиков. Только 5,2% всех студентов вузов изучают естественные и инженерные науки, откуда учителей-то взять? 88% всех учителей – женщины. Почему так? Максимальная ставка учителя сегодня 170 латов за 21 урок в неделю. В большинстве школ учителя имеют 25-27 уроков  в неделю, или 200 латов на бумаге. Прожить на такие деньги очень сложно, прокормить семью невозможно. Вот и уходят последние мужчины из школы. Мы не имеем ничего против женского воспитания, но результативное воспитание должно быть паритетным, в том числе и по половому составу учителей. Во многих случаях в школах необходимо мужское участие и влияние. Кроме того, за пятнадцать лет реформы школ, чиновники так и не удосужились создать дифференцированную систему оплаты труда учителей. В школах господствует уравниловка – хорошо работаешь, плохо работаешь – зарплата одинаковая. Оплата труда учителей до сих пор не согласована с зарплатой чиновников, разница здесь значительная. Одни сидят кофе пьют и в результате декларируют десятки тысяч наличных, другие по пять-шесть уроков в день, плюс воспитательная работа  с классом, плюс домашняя проверка тетрадей и подготовка к урокам по три-четыре часа и двести латов на бумаге. О какой социальной справедливости здесь можно говорить?

Внедрение новых стандартов требует и нового материального обеспечения школ. Пока в наших школах в среднем на один компьютер 14 учащихся. Да и те уже морально и физически устарели, их возраст старше пяти лет. С 2003 года школы не получают финансирования на приобретение новых компьютеров. Обучение учителей новым компьютерным технологиям тормозится низким уровнем владения учителями простейшими навыками работы на компьютере.

Наряду с обучением, в школах проводится и воспитание учащихся. Каковы здесь наши успехи? В концепции констатируется, что педагоги недостаточно подготовлены к работе с родителями, недостаточно времени и финансовых ресурсов для этой работы. Недостаточна работа учителей по воспитанию учащихся, что, по мнению авторов концепции привело к кризису духовного и ценностного воспитания. С этим трудно не согласиться, так ведь где найти таких воспитателей, которые за двадцать латов на бумаге в месяц (зарплата классных руководителей) будут воспитывать у своих учеников высокие идеалы. Чтобы получить позитивный результат нужно много, очень много вложить – создать пособия по воспитанию, повысить квалификацию воспитателей за государственный счет и зарплату увеличить раз в пять. Будет воспитатель получать в достойные деньги, тогда и результаты увидим, да и очередь желающих заниматься воспитательной работой появится. Пока платим гроши, можем только описывать проблему и мечтать о ее решении. Еще одна, по мнению авторов концепции, проблема воспитания – не понимают наши ученики, что в основе полноценной жизни человека - качественное образование. А как тут поймешь, если молодые специалисты с высшим образованием получают двести латов на бумаге и, помучавшись полгода-год на такой работе, уезжают в Ирландию, где встречают своих бывших одноклассников, не имеющих высшего образования. Зачем нужно было учиться в вузе, да еще и кредит на учебу брать, если для «полноценной» жизни нужно всего лишь собирать клубнику за бугром.

Печальная ситуация складывается в сельских школах. Во многих поселках сельская школа – единственный культурный центр. Но материальная обеспеченность сельских школ просто никакая, не хватает всего – учебников, художественной литературы, пособий, техники. Как выполнять в таких условиях требования новых стандартов, никто не знает. Сельские учителя все меньше и меньше посещают курсы повышения квалификации – нечем платить. Качество образования у сельских детей значительно ниже, чем у городских. Много детей (всего по Латвии - 15 000) школьного возраста  не посещают школы, главным образом в виду бедственного социального положения семей. Не на что купить одежду, школьные принадлежности, накормить; не на что купить билет на транспорт. С кружковыми и факультативными занятиями на селе просто крах. Нет специалистов, нет оборудования, нет денег. Ну, вот и дожили до нищеты, дальше уже некуда.

За прошлый учебный год 11% (3782) выпускников не получили удостоверения об окончании основной школы. Их ждет повторный год обучения, или профтехшкола с получением самой низкой квалификации. Большинство учащихся, поступающих в профтехучилища, имеют критически низкий уровень учебных умений. В переводе на русский язык это означает, что многие ученики профтехшкол, просто не умеют и не смогут учиться. Отсидят положенное время, кое-как сдадут экзамены и уйдут в никуда, вряд ли такие «специалисты» будут приняты на работу. Вместе с тем, предприятиям остро не хватает специалистов по металлообработке, строительству, торговле. Но нужны специалисты, а не недоучки.

В обучении и повышении квалификации взрослых также немало проблем. Программы образования, которые предлагаются взрослым, не согласованы с требованиями рынка. Недостаточное знание иностранных языков взрослыми затрудняет использование новых технологий обучения.      

Возрастает количество школ, в которых до 150 учеников. Эти школы требуют повышенных финансовых расходов, которых часто нет и взять неоткуда. В основном это сельские школы. И если их закрыть, то куда деть детей и что будет с культурной жизнью в этом поселке, а содержать не на что. Проблема эта не образовательная, а экономическая и демографическая. Молодежь из таких поселков улетает с силой урагана, и понять ее можно – ни работы, ни перспектив. Государство такие поселки тоже не интересуют, господам надо демократию в Белоруси восстанавливать и саммиты НАТО проводить.

В концепции нет самого главного – сравнительного анализа качества знаний учащихся за последние хотя бы пять лет. Без этого создается впечатление, что большинство проблем в сфере образования носят в основном финансовый характер. Через двадцать лет, как нам обещают некоторые политики, мы достигнем среднего уровня жизни в ЕС, и все у нас будет хорошо. В начале 90-х нам обещали «пять лет и будем жить как в Швеции», в середине 90-х нам обещали «десять-пятнадцать лет и будем жить как в Европе». Всем известно, что последнее обещание выполнено только в малой части, пятнадцать процентов богатых и очень богатых действительно живут «как в Европе», остальные кое-как сводят концы с концами. Еще раз поверим или поменяем политических менеджеров на выборах?

Что касается качества знаний, то приведем некоторые факты, почему-то не вошедшие в концепцию.

Абсолютное большинство учащихся основной школы, сдают выпускные экзамены на 1-6 балла, и нет ни одного предмета, по которому хотя бы половина учащихся имела бы 7 и выше баллов. Это свидетельствует о продолжительном кризисе в системе школьного образования. Все усилия чиновников и методистов повысить качество знаний учащимися  государственного языка, пока не привели к серьезным изменениям – в среднем 55,9% учащихся имеют уровни 1-6 баллов. Этого явно недостаточно для изучения предметов на госязыке в средней школе.

Катастрофически низки уровни результатов выпускных экзаменов по родному языку учащихся. В среднем 75,1% выпускников получили 1-6 баллов на выпускном экзамене. Недостаточное владение родным языком замедляет развитие мышления и речи учащихся и приводит к потере качества и деградации образования в целом.

Ухудшается качество знаний учащихся по естествознанию, в среднем 71,3% выпускников основной школы получили 1-6 баллов на выпускном зачете.

            Главный вывод – в среднем 67,5% учащихся основной школы и в среднем 51,1% учащихся средней школы сдают выпускные экзамены на уровни 1-6 баллов. Это достаточно низкий показатель. Три четверти выпускников основной школы и половина выпускников средней школы в лучшем случае на экзаменах получают три с плюсом по пятибалльной шкале.     

Ознакомившись со всем списком проблем, невольно приходим к выводу, – срочно  требуется антикризисная программа. Но вместо конкретной программы, в заключительной части концепции мы читаем общие красивые слова – создать, улучшить, ввести, совершенствовать и прочее из лексикона советских времен. Конкретной программы с перечнем мероприятий для решения каждой проблемы, ответственными учреждениями и лицами, финансированием, сроками мы не обнаружили. Может плохо искали? Для сравнения – исторический пример. В «тяжелые годы советской оккупации» школу посещали практически все ученики, лишь единицы отлынивали. Сельские школы получали финансирование больше городских, учителя учились на курсах бесплатно. Ежегодно школы получали новые учебники, пособия и оборудование, ставка учителей составляла 170 рублей, по тем временам весьма приличные деньги, учитывая тот уровень жизни. Выпускники профтехшкол сразу трудоустраивались, выпускники педвузов в массовом порядке шли работать в школы. Так что же нашим школам дала реформа? 

 

В ШКОЛАХ ВСЕ ХОРОШО ?

 

            Рассуждая о качестве школьного образования, чиновники часто пытаются свести понимание сути качества к результатам государственных контрольных и экзаменационных работ. Если оценки за контрольные и экзаменационные работы положительные, то и качество образования, по мнению чиновников, в пределах нормы. На самом деле результаты проверочных работ – это только один из показателей качества образования. Причем не самый главный. Если его считать главным, то можно утверждать, что школьное образование – это примитивный процесс передачи знаний и умений по отдельным предметам с целью получения как можно более высокой оценки на выпускных экзаменах и зачетах.

            В отличие от чиновников, часто не имеющих ни педагогического образования, ни опыта работы в школе, профессионалы понимают под качеством школьного образования результаты выполнения трех главных задач – учебных, развивающих и воспитательных. Учебные задачи включают в себя два компонента – результаты проверочных работ и оценку умений учебной деятельности. На сайте министерства образования и науки публикуются только результаты проверочных работ, оценку умений учебной деятельности вы там не найдете. И вовсе не потому, что ее пытаются скрыть. Такого анализа просто нет. Умеют или нет наши дети учиться? При изучении каких предметов и, в каких школах обучение учащихся учебным умениям поставлено оптимально, где посредственно, сегодня никто не знает. В том числе и министерство образования.

 Постоянное манипулирование чиновниками во главе с министрами образования, результатами выпускных экзаменов при разговоре о качестве школьного образования, не более чем попытка выдать желаемое за действительное. Один известный философ высказал очень правильную мысль – образование, это то, что остается у человека, когда все выученное забыто. Что же должно остаться?

Во-первых, как уже было сказано, умения выполнять учебную деятельность: умение читать и писать грамотно с определенной скоростью. Вы наивно полагаете, что выпускники средней школы владеют этим умением в совершенстве, ведь они учились двенадцать лет. Сожалеем, но вы ошибаетесь. Принудительная замена русского языка на латышский, помпезно именуемая реформой русских школ, повальное и неконтролируемое увлечение многими детьми интернетом дают свои плоды. Дети читают очень мало. То, что они читают в интернете, является молодежным сленгом, написанным с огромным количеством ошибок. В результате, уровень грамотности среди учащихся катастрофически упал, устная речь становится все более примитивной, скорость чтения старшеклассников часто мало отличается от скорости чтения ребят 5-6х классов. Не может быстро прочитать, значит не может в течение отведенного на уроке времени понять материал, выполнить упражнение, решить задачу. Это на родном языке. А если нужен двойной перевод с русского на латышский, а потом обратно, то сами понимаете, какие будут результаты.       

Во-вторых, информацию нужно уметь найти в книгах, выбрать. сократить, выделив в ней главное, сравнить с другой информацией, объединить фрагменты информации в целое, оформить по определенному плану и представить классу в кратком выступлении. Это основные учебные умения, которые должны остаться после школы навсегда. Вопрос – у многих ли учащихся они сформированы в полном объеме? Ответа на этот вопрос никто не знает, даже министр образования и науки. Зато о качестве школьного образования готовы говорить все.

Вторая задача школьного образования – развивающая. Речь идет прежде всего о развитии интеллекта учащихся. Что такое интеллект или ум? Кто у нас умный, а кто не очень и как это оценить? Интеллект – это комплекс логических умений, которые включают в себя сравнение, анализ, систематизацию, оценку, проектирование, исследование, прогнозирование и некоторые другие. Развитие интеллекта осуществляется с помощью творческих заданий, которые оформляются учителем в специальную систему и должны использоватся на каждом уроке. Вот только вопрос – используются ли? Каковы результаты развития интеллекта учащихся наших школ? Каковы результаты сравнения уровня интеллекта наших учащихся с их сверстниками из других стран? Никто не знает. Нет таких данных.

Третья задача школьного образования – воспитательная. В первую очередь речь идет о воспитании моральных ценностей и самостоятельности в принятии решений и поведении на основе моральных ценностей. Это самая трудная задача школьного образования. Научить ребенка определенным знаниям можно, сформировать пускай не все, но определенные логические операции тоже можно. Если в цирке собак учат считать до десяти, то наши дети не собаки и их можно многому научить. Но вот сформировать моральные ценности у детей в обществе, где мораль, мягко говоря, не в  почете крайне сложно.

Что сегодня видят наши дети в жизни. Пьяный полицейский сбивает насмерть человека, а его коллеги по работе, блюстители закона, всячески покрывают это дело, так, чтобы никто не узнал. Дяденька чиновник раздавал государственные квартиры направо и налево и дети понимают, что не просто так, а за хорошую мзду. Теперь дяденьку судят и скорее всего, дадут условный срок, несомненно помогут те, кому достались квартиры. Значит, делает вывод ребенок, красть надо по крупному и желательно вместе с уважаемыми людьми, тогда если и поймают, отделаешься смешным наказанием. Дяденька депутат поливает с трибуны Сейма инородцев так, что даже жуть берет; оскорбления и ненависть так и льются из его речей. И ничего, никакой вражды. Дяденьку поругали, и он продолжает извергать «словесный понос». Значит, делает вывод ребенок, чем больше у тебя власти, тем больше тебе дозволено. Вечером ребенок приходит домой, а по телевизору американский боевик, фильм из третьего эшелона, которые в Америке показывают по кодированным каналам. В Латвии их показывают в любое время, при нашей бедности больше показывать нечего. Так вот, в фильме главный герой грабит банк, убивает парочку полицейских и в течение половины фильма убегает в Мексику. Наконец пересекает границу и начинается счастливая жизнь. Вывод – грабить можно, главное не попадаться, попадаются неудачники. А я не такой.

Приходит классный руководитель на классный час и начинает рассказывать детям о моральных ценностях – не убий, не укради, возлюби ближнего своего, почитай родителей своих и прочее. Как вы думаете, что сильнее влияет на сознание – увещевания классного руководителя или правда жизни, которую ребенок видит ежедневно? Он видит, что его родители работают по двенадцать часов и семья еле-еле сводит концы с концами, а сосед торгует ворованными вещами и машины меняет каждый месяц. Он видит свою бабушку, в прошлом ударницу коммунистического труда и уважаемого человека, которая всю жизнь трудилась на стройке, а бабушка эта сегодня получает мизерную пенсию и не может даже купить себе лекарства, надо платить за квартиру и как-то кормиться. Он видит по телевизору сытое, лоснящееся от жира лицо министра, который убеждает его не тратить деньги на покупку бытовой техники, а лучше вкладывать их в покупку недвижимости или акций зарубежных кампаний. Никто не знает, как министр стал миллионером, но все, в том числе и ребенок знают, что его миллионы нажиты путем «красивой» прихватизации того, что строила его бабушка. Так где же правда жизни? Так в чем сила, брат? Учительница отвечает, что в правде и морали. А как же тогда дяденьки чиновники и депутаты, у которых морали никогда не было? Ведь не честные и моральные бабушки сегодня живут хорошо, а совсем другие люди, у которых слово мораль вызывает бурный смех и презрение.

Еще один сложный аспект воспитания – формирование самостоятельного поведения. Цель воспитания – научить ребенка быть самостоятельным человеком, способным построить свою карьеру, обеспечить себя и свою семью. Как этого достичь, большой вопрос. В советские годы у подростков был выбор – школа, вуз и профтехучилище. Огромный выбор работы и самое главное зарплаты, позволяющие нормально жить. Сегодня все не так. Чтобы учиться, надо платить. Если нет денег, а у многих сегодня денег нет, то тебя ждут лесопилки или стройки. Зарплата мизерная, труд тяжелый, остается эмиграция. Поэтому не случайно опросы студентов показывают, что более половины из них планируют уехать работать за границу. Максимум, что они здесь будут получать после обучения в вузе за кредит - 200-300 латов. Если с этих денег отдавать кредит, то жить не на что? Как стать самостоятельным в стране, которой ты не нужен? Тебя никто не ждет, для тебя нет рабочих мест с достойной зарплатой. Молодежь уезжает и будет уезжать, а чиновники под руководством депутатов правящей коалиции вместо срочного повышения зарплат и введения госзаказа в вузах, проводят исследования причин отъезда молодежи. На исследования можно получить евроденьги, ну и сами понимаете.. .

Слушая заумные речи министров и чиновников от образования о том, что с качеством школьного образования у нас все в порядке, а в русских школах оценки по предметам естественнонаучного цикла даже выше, чем в латышских, начинаем понимать, что профессиональный уровень этих людей находится ниже критического. Они просто не понимают, о чем говорят, но политически они говорят правильно. Ведь главная задача нынешних властей втемяшить людям в голову, что после вступления в ЕС, у нас все на подъеме и экономика, и образование. И жить нам становится лучше, и жить нам становится веселей. Включишь вечером телевизор, а там хор врачей разных больниц поет оду благодарности министру здоровья. Придешь в поликлинику, а там очереди на месяцы и безразличие персонала. Чему верить? Послушаешь чиновников от образования, так реформа школ у нас идет успешно. Министр так и сказала, что у нее нет негативных фактов. Странно, результатов оценки уровней развития и воспитаности детей нет, никто не знает, умеют ли дети учиться, а реформа идет успешно. Надо же, уж не экстрасенс ли наша министр?

И так везде и всюду. Экономика на подъеме, а зарплаты и пенсии мизерные. Латвии никто не угрожает, а военный бюджет растет. Пенсионерам не на что купить лекарства, а правительство для них строит новую библиотеку за 170 миллионов латов. Люди массово уезжают за границу и видимо, чтобы их остановить, власти построят новый концертный зал. Людей выселяют на улицу, а им - музей современного искусства. Так и живем, бедные зато «развлечений» хоть отбавляй. И долго ли, интересно так будем жить?     

          

ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ

 

По данным общественной организации «Спасите детей» в Латвии 15-17 тысяч детей не посещают школу. По данным МОН – 1-2 тысячи. Точного количества несчастных детей, остающихся за бортом школы, никто не знает, да и вряд ли кого-то всерьёз это интересует.

            Почему дети не посещают школу?

 Во-первых, из-за бедности родителей. Несмотря на то, что основное – девятилетнее образование в нашей стране бесплатное, ребёнка необходимо одеть, обуть, накормить, купить ему учебники и другие учебные принадлежности, оплатить транспортные расходы, дополнительные занятия, экскурсии, а кое-где ещё и на ремонт класса или школы деньги собирают.

            Могут ли всё это осилить малоимущие люди? Не могут. Закон о всеобуче не выполняется. Без образования, дети не овладеют хорошей профессией. Получается заколдованный круг: нищета рождает нищету.

            Во-вторых, дети не посещают школу из-за отсутствия мотивации учения. Им не интересен изучаемый материал; они не задумываются о будущем, их интересует лишь то, что происходит здесь и сейчас – не в школе, а в подворотне, на дискотеке, в злачных местах.

            Такие дети, как правило, плохо ведут себя, получают неуды, прогуливают занятия и, в конце концов, бросают школу.

            Надо бы повышать самооценку и самоуважение у этих детей, привлекать их к соучастию в делах школы и класса. В школьной круговерти же происходит всё с точностью до наоборот. К детям риска, начиная от директора и кончая классным руководителем, отношение негативное. Их ругают, наказывают и фактически «выталкивают» из школы, ради «удобства» учителей и оставшихся детей.

            В-третьих, - это «пропавшие» дети. Учёт детей в  регистре жителей и муниципальных структурах – не совпадает. Некоторые семьи живут не там, где задекларировано их место жительства. Из-за бедности или безответственности родителей их дети «выпадают» из системы школьного образования. Действенных административных мер по налаживанию учёта детей, привлечению их в школу в Латвии не предпринимается. Не умеют? Не хотят? Никому не нужно? Вопросы, конечно же, риторические, как и то, почему же многие латвийцы еле еле сводят концы с концами в материальном плане.

            Так или иначе, но в Латвии не выполняется закон об обязательном основном образовании. Многие дети не оканчивают основную школу. Влияние на этот негативный процесс МОН – минимально. Ни посещаемость детьми школы, ни качество знаний (кроме его отдельных элементов – экзамены, зачётные контрольные), МОН фактически не контролирует.

            До тех пор, пока у МОН не будет ясного представления о проблемах, связанных с отсевом учащихся, не может быть выработана стратегия, как с этим негативным явлением бороться, Её в Латвии и нет. Политика «оптимизации» сети школ, читай ликвидации сельских школ, с малой наполняемостью учащихся, лишь усугубляет негативные тенденции.

            МОН совместно с местными самоуправлениями необходимо обеспечить равные права всем детям на образование; искоренить практику «выдавливания» детей риска из школы; наладить учёт регистрации детей и контроль за регулярной посещаемостью ими занятий в школе.

            Для  директоров школ и учителей необходимы специальные курсы повышения квалификации, где их научат работе с детьми социального риска, заботе о каждом ребенке, обяжут, наряду с родителями, нести ответственность за их судьбу, как минимум, качественное окончание основной школы – построение фундамента для будущего продолжения образования, получения профессии, конкурентоспособности на рынке труда.

            Большим резервом образовательного процесса является связь школы с родителями. По данным исследователей лишь 16,8% родителей регулярно посещают школу; 54% - в отдельных случаях; почти 30% - никогда.

            Задуматься о делах наших скорбных следует и самим родителям. Как педагоги, мы не устаем повторять: если вам не нравится поведение ваших детей, посмотрите на себя в зеркало, не являются ли дети вашим отражением?  Лишь 24% детей обсуждают с родителями свои проблемы. Лишь отдельные родители постоянно интересуются качеством учёбы своих детей; 64,3% родителей - изредка или никогда!

            Лишь 15% детей занимаются в школьных кружках, лишь 21% считают, что в школе со своими сверстниками им интересно. По мнению учителей лишь 23,2% детей на уроках стараются выполнять все задания; 68% - время от времени; 9% - никогда. У 80% из последних, как правило, наблюдаются грубые нарушения школьного распорядка. Они же в первую очередь и бросают учёбу в школе, скатываются на «дно».

            Разве не ужас, если в XXI веке некоторые молодые люди не умеют ни читать, ни писать: 14% от всех безработных – это люди до 24-х лет. Отсюда: недостаток образования приводит к нищете и социальной отчуждённости. Эти люди, как правило, не знают о социальных гарантиях со стороны государства, не используют возможности повышения квалификации. Именно не окончившие школу в первую очередь становятся неконкурентоспособными на рынке труда.

            Мы утверждали и утверждаем, что необразованных людей без профессии всю жизнь будут преследовать социальные проблемы. Они нередко встают на преступный путь. Кстати, по количеству заключенных в тюрьмах на 10000 жителей Латвия занимает первое место в ЕС.

            Чтобы разорвать заколдованный круг, необходим комплекс мер по решению проблемы.

            Это:

            замена репродуктивной методики зубрёжки большого количества информации на развивающее обучение; умение работать с информацией, применение знаний на практике;

            специальная подготовка педагогов для работы с детьми и семьями риска, как в вузах, так и при повышении квалификации;

            увеличение количества бесплатных кружков, секций, студий, как в школах, так и внешкольных учреждениях;

            интенсификация работы социальных педагогов и центров охраны прав детей;

            совершенствование материальной базы школ и профтехучилищ;

            координация работы между МОН, самоуправлениями и школами.

            Почему же этого не происходит в нашей стране?

            Во-первых, министры образования назначаются по политическим мотивам и меняются как перчатки на руках франта (со дня восстановления независимости ЛР, работает уже 13-ый министр). Отсутствует профессионализм, целенаправленность и преемственность.

            Во-вторых, скудные силы МОН направлены не на педагогику, а на реализацию никому не нужной, непрофессиональной и изначально политизированной «реформы 2004».

            В-третьих, не выделяются необходимые финансовые средства, а выделенные не всегда используются эффективно и главное – никто ни за что не отвечает.

            Вот и, получается, пыхтим как паровоз, К.П.Д. крайне низок, из заколдованного круга не выехать.

            Страдают дети! Стыдно, господа!

 

 

ГОСУДАРСТВО НЕ СПОСОБНО ОЦЕНИТЬ КАЧЕСТВО ШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

 

За все пятнадцать лет непрерывной реформы школы, мы пережили немало нововведений. Все они, по заявлениям чиновников, были направлены на улучшение качества школьного образования. Однако, ответ на главный вопрос - что такое качество школьного образования, остается открытым до сих пор. По заверениям чиновников, качество школьного образования – это результаты выпускных экзаменов, согласно педагогическим и психологическим концепциям, результаты выпускных экзаменов – это только один из показателей качества образования, причем не самый главный. Не зная точного ответа на главный вопрос, невозможно проводить успешную школьную реформу. Однако все по порядку.

Вначале 90-х годов были приняты первые в независимом государстве стандарты образования. Слово "стандарты" в то время для нас было новым и сущность его до сих пор остается неизменной - это минимально определенный уровень знаний и умений учащихся на момент окончания основной или средней школы. Первые латвийские стандарты были полной копией советских программ и, по большому счету, принципиальных изменений в качество образования не внесли. Да и не могли внести, ведь учебники оставались советскими, методики преподавания были так же советскими. Необходимо отметить, что и в настоящее время примерно две трети всех методик, которые используются в школах - это методики созданные в советские годы.

Вернемся к середине 90-х годов. Переписав советские программы и назвав их стандартами, чиновники начали составлять новые учебники. Любой специалист в образовании понимает, что путь от идеи до учебника занимает минимум, пять лет, чаще семь-восемь. Так вот, в середине 90-х учебники "пеклись" за полгода-год. Качество большинства этих книг было сомнительным, многие из них уже давно забыты. Проблема усугублялась тем, что учебники того периода писали в основном учителя и работники высших школ. Опыт работы одного учителя, пускай и многолетний, взгляд преподавателя высшей школы на школьное обучение, без опыта работы в школе, всегда субъективны и не могут быть основой для учебника. Единственным серьезным методическим новшеством 90-х годов, пришедшим в наши школы стали проектные недели. Однако и здесь чаще всего научное проектирование заменяется переписыванием учебников и научно-популярной литературы.

Первые проблемы с качеством образования появились уже в середине 90-х годов.

В то время не было системы для оценки качества школьного образования. НИИ педагогики был закрыт, научная экспертиза нововведений отсутствовала. Правившие в то время в системе образования радикалы тэбэшного клана решили воплотить свои сокровенные мечты - провести латышизацию русских школ, громко названную позднее реформой. Это было сугубо политическое решение, продиктованное не заботой о конкурентоспособности детей, а исключительно злобой и местью. Научных обоснований билингвального, в плане латышско-русского обучения, а также соотношения 60% и 40% языков преподавания в средней школе нет до сих пор.  Но на русских детях видимо можно и экспериментировать.

В 1995 году русские школы обязали преподавать с 1 по 9 классы два предмета, а в 10-12-х классах три предмета на госъязыке. Большинство школ выполняло эти требования лишь частично - предметы преподавались билингвально, причем билингвальность была минимальной. Результаты этого "эксперимента" никто толком не изучал и не оценивал.

Весной 1998 года парламентарии приняли новый закон об образовании и с 1 сентября 1999 года без какой-либо подготовки и сразу все школы нацменьшинств были вынуждены преподавать билингвально. С 1 сентября 2004 года в 10-х классах школ нацменьшинств 22 урока из 36 в неделю нужно преподавать на госъязыке. Для сравнения, с нового учебного года в школах предполагается ввести преподавание истории Латвии. Причем не сразу во всех школах, а в начале как эксперимент, в тех 40-а  школах, которые добровольно на это согласились. Три года будет продолжаться эксперимент. Напомним, что билингвизм в русских школах внедрялся сразу и везде, без экспериментов. При этом "пелась песня" про повышение конкурентоспособности и сыпались обвинения в адрес несогласных  родителей и общественников в "политизации реформы". Как будто реформу придумали не тэбэшники, а ученые из Академии наук.

С 1 сентября 2005 года в  1-9-х классах всех школ введены новые стандарты образования. Эти стандарты требуют от учителей перехода к развивающему образованию, от организации заучивания информации учащимися к освоению методов получения и преобразования информации. Однако учебники остались старыми, методики преподавания в основном такими, как и в начале 90-х годов. Как преподавать по новым стандартам билингвально, как вы понимаете, никто не знает. Каким будет результат такой реформы, можно уже сегодня предугадать. Уже никто не спорит с тем, что качество знаний учащихся с каждым годом снижается, интереса к учебе становится все меньше.

Что же делать? Прежде всего,  необходимо  создание экспертной системы для оценки качества школьного образования. Прекрасно понимаем, что таких экспертных систем может быть несколько, на основе разных теоретических подходов, в связи с этим, неоднократно предлагали решение - провести республиканский конкурс на разработку таких систем. При этом, разработка, это только первый шаг в их создании. Второй обязательный шаг, это практическая проверка и выбор нескольких вариантов для использования в практике. И опять возвращаемся к главному вопросу.

Что есть качество школьного образования? Согласно современным педагогическим и психологическим концепциям качество школьного образования включает в себя несколько параметров. Первый параметр – учебная субъектность, владение учащимися общеучебными методами деятельности. Совокупность общеучебных умений должна быть расписана по годам обучения, необходимо ежегодно проводить научно-практические конференции по оценке результатов формирования и развития учебной субъетности учащихся, изучать и внедрять лучший мировой и, прежде всего, российский опыт развивающего образования. В настоящее время оцениваются только результаты выпускных экзаменов. Знания и умения, которые показывают выпускники на экзаменах это только часть учебной субъектности. Другая часть – методы и технологии творческого мышления и научно-творческой деятельности, а их около пятнадцати, что в экзаменационные задания не входит.

Второй параметр качества образования – это уровень развития теоретического мышления учащихся. Это не просто вызубренные параграфы учебников, а знание основных теоретических закономерностей учебных предметов и умение применять эти закономерности для выполнения творческих заданий, а также модифицировать их в процессе этой работы. Знания человеком сюжета литературного произведения или особенностей питания растений сама по себе не представляет особой ценности. Умение составлять на основе знаний разных литературных сюжетов морально правильную линию поведения, проектировать новые сюжеты, оценивать отношения людей, используя для этого сюжетные линии, и есть теоретическое мышление. Также и с питанием растений. Умение проектировать разнообразные варианты питания, исследовать особенности питания и в зависимости от этого роста растений, составлять прогнозы урожайности, и есть теоретическое мышление. Но ведь во многих школах этому не учат, а требует элементарно – вызубрить и ответить.

Третий параметр качества образования – уровень воспитанности учащихся. Воспитанность в научном  понимании включает в себя важнейшие качества личности:

нравственность, самоорганизацию, самостоятельность в деятельности, ответственность, творческое самосовершенствование, умение сотрудничать, умение принимать рациональные решения. В настоящее время оценка воспитанности учащихся во многих школах не ведется. Нет четкого социального заказа на воспитание учащихся как личности, способной успешно работать в коллективе.

За пятнадцать лет реформы школы мы так и не увидели научного руководства реформой. Учебники и методики пишут учителя, программы и стандарты создают чиновники, задачи развития школы определяют политики, а где научное обоснованиение, планирование и управление? Как изменилось качество школьного образования за последние годы? Как повлияло билингвальное обучение на уровень качества? Что дало введение новых стандартов и преподавание части предметов на госъязыке?

Общество устало от глупых заявлений чиновников о невозможности оценки качества школьного образования и результатов принудительного перевода части предметов в русских средних школах на госъязык. Общество все яснее начинает понимать, что политизированные чиновники - это ежики в тумане, а школьное образование - это полигон для безумных экспериментов радикально настроенных националистов, что государство не в состоянии оценить качество школьного образования потому, что не хватает профессионалов. И долго мы это будем терпеть? 

 

 

КАК ОЦЕНИТЬ РЕЗУЛЬТАТЫ ШКОЛЬНОЙ РЕФОРМЫ-2004

 

            Недавно нам довелось отвечать на вопросы, напрямую относящихся к качеству школьного образования. Можно ли верить результатам выпускных экзаменов, которые публикуются на сайте минобраза? Нет ли здесь каких-либо подтасовок? Почему нет результатов анализа хода реформы-2004? Когда такие результаты будут официально опубликованы?

Презумпция невиновности, как известно, носит всеобщий характер и следовательно обвинять чиновников в подтасовках никто, в том числе и мы не можем. Но сомнения есть. Уж очень велико искушение приукрасить результаты выпускных экзаменов, особенно в той части, которая касается предметов, изучаемых на госязыке. Нам уже три года твердят, что результаты реформы школы в той части, которая относится к замене родного языка учащихся на неродной, не могут быть оценены ранее 2007 года. Весной следующего учебного года ученики «первопроходцы» реформы-2004 будут сдавать экзамены за курс средней школы. Эти дети в 10-12-х классах 60% учебных часов или 22 урока из 36 в неделю учились на латышском языке. Чиновники неоднократно заявляли, вот сдадут эти дети выпускные экзамены, тогда и поговорим о качестве школьного образования и результатах реформы, направленной на латышизацию русских школ и гордо именуемой властями интеграцией в образовании. 

            Относительно недавно было создано Государственное агентство по качеству образования. Нелишним будет напомнить, что агентство возглавила Эвия Папуле, чиновник, который в свое время усердно внедряла реформу-2004. Чиновники, как известно, люди зависимые, что им говорят политики, то они и делают. Свое мнение им иметь можно, но высказывать его запрещено. Наряду с этим г-жа Папуле, как-то в сердцах признала, что реформа-2004 ни что иное, как политическое решение и следовательно никакого педагогического и психологического обеспечения тут нет и от себя добавим, быть не может. Таким образом, реформа в русских школах идет по-разному и во многом зависит от совести и профессионализма администрации и учителей. Там, где совесть есть и профессионализма достаточно, реформа превратилась в легкий билингвизм, который позволяет ученикам успешно осваивать знания предметов. Там, где с совестью плохо, а с профессионализмом еще хуже, там уроки истории, бизнеса, географии и других предметов превратились в уроки латышского языка. Говорить о качестве таких уроков можно разве что применительно к пяти-десяти ученикам из тридцати. Это дети, у которых явные способности к языкам и для них нет большой разницы на каком языке учиться – на родном, латышском или английском. Большая часть детей в таких классах находится в состоянии постоянного стресса и большой учебной перегрузки. Выполнение заданий на уроках и дома превращается в двойной перевод. Педагогического смысла такое учение не имеет, знания латышского языка действительно становятся немного лучше, но знания предмета значительно ухудшаются.

            Вот бы и заняться агентству анализом и оценкой процесса реформы-2004. Зачем ждать результатов весной 2007 года, если уже сейчас осенью можно провести ряд несложных педагогических измерений, чтобы сделать некоторые выводы. Например, измерить время, которое ученики затрачивают на выполнение заданий на русском и латышском языках. Можно утверждать, что на латышском языке времени затрачивается на 50-70% больше. Нужно измерить, сколько заданий делают дети на уроках и дома, которые изучают один и тот же предмет на русском и латышском языках. И опять мы заранее подскажем результат – на русском языке ученики выполняют на 30-40% больше заданий, чем на латышском. Следующий параметр, который можно измерить – количество творческих заданий, которые выполняют учащиеся на русском и латышском языках. И опять мы может подсказать специалистам агентства правильные ответы – на русском языке ученики выполняют в два раза больше заданий, чем на латышском языке. Поясним для родителей. Творческие задания применяются для развития учащихся. Более того, основная задача школы – максимальное развитие интеллекта учащихся. Знать много и быть умным – это две большие разницы. С 2005 года в основной школе с 1-го по 9-ый класс внедряются новые стандарты и программы обучения. Новизна их заключается в том, что основное внимание теперь переносится с заучивания информации на освоение учащимися способов получения, обработки и использования информации. В жизни чаще всего приходится искать и преобразовывать информацию, уметь использовать ее для решения сложных творческих проблем, а не просто повторять выученное когда-то. В ближайшем будущем такие же программы будут подготовлены и для средней школы. Но пока основной упор в обучении в 10-12-х классах, к сожалению, делается на запоминание информации, в ущерб развитию ума детей.

            Еще один показатель, который можно оценить – это уровень тревожности учащихся классов, где предметы преподаются на латышском языке. И снова мы готовы помочь чиновникам, в классах, где реформа продавливается в жесткой форме, уровень тревожности учащихся на 40-45% выше, чем в тех классах, где учителя работают по модели легкого билингвизма. Не лишним будет провести анкетирование самих учащихся. В анкеты рекомендуем включить, например такие вопросы: 1) понимаешь ли ты смысл изучения предмета на латышском языке? 2) как ты сам оцениваешь результаты своего обучения на латышском и русском языках? 3) как повысилась твоя конкурентоспособность после введения преподавания на латышском языке? 4) считаешь ли ты правильным перевод части предметов на латышский язык обучения? Что ответит большинство учащихся на эти вопросы, мы уже сейчас может сказать. Смысла изучения предметов на латышском языке большинство детей не понимают, особенно те, кто планирует в дальнейшем учиться в частных вузах и за границей. Оценки результатам своего обучения на латышском языке большинство детей дадут невысокие, по поводу конкурентоспособности, многие из них напишут простой ответ – если я делаю на латышском языке на треть меньше заданий, чем на русском, то о какой конкурентоспособности может идти речь? Что касается правильности перевода части предметов на латышский язык обучения, то большинство детей ответят, что в средней школе уже давно пора создавать классы с РАЗНЫМИ языками и уровнями обучения. Должны быть классы с обучением только на госязыке, классы с билингвальным обучением, классы с обучением на русском языке и на английском или немецком. Например, в Германии высшее образование бесплатное, но немецкий язык в наших школах практически не изучается. Например, Россия предоставляет выпускникам русских школ возможности бесплатного обучения, однако для успешного обучения в России необходимо углубленное изучение ряда предметов, российские программы сложнее латвийских. Но когда изучать математику углубленно, если львиная доля времени уходит на перевод текстов с латышского на русский и обратно. Определенная часть детей планирует после школы учиться в европейских университетах на английском языке. Зачем им преподавание на латышском языке? Некоторые родители в недоумении спросят, но ведь они вернутся в Латвию после окончания вуза, и как же они будут работать? А кто сказал, что у наших детей слабые знания латышского языка – Добелис, Табунс, Черный Карлис? Они что, проверяли их лично? Уже после девятого класса абсолютное большинство учеников получают сертификаты об уровне знаний латышского языка. В средней школе ученикам надо предоставить возможность развиваться по тем предметам, которые им необходимы в вузе и развиваться на том языке, на котором они планируют продолжать обучение. Это и есть повышение конкурентоспособности, принудиловка 60:40% никакого отношения к этому не имеет. Это наказание, месть политиков нашим детям.

            Вернемся к оценке реформы-2004. Так можно или нет провести оценку процесса и промежуточных результатов обучения на латышском языке в русских школах? Чиновники дружно заверяют что нельзя, мы же считаем, что можно. Если провести анализ по тем параметрам, которые мы указали, то картинка получится следующая. Ученики русских школ, изучающие предметы на латышском языке, выполняют меньший объем заданий по предметам, следовательно, их знания ниже, чем в тех классах, где обучение ведется на русском языке. Задания, предлагаемые ученикам в основном репродуктивные, творческих заданий немного, следовательно, «реформа» замедляет развитие умственных способностей и интеллекта учащихся. Увеличилось время на выполнение заданий за счет перевода информации с языка на язык, возросла перегрузка. Ученики до сих пор не понимают смысла реформы и не видят ее практического значения для своего дальнейшего образования.  Вот такие выводы можно сделать, если провести небольшие педагогические измерения в школах. Вы думаете, чиновники из агентства будут это делать? Ни в коем разе. Потому, что потом им придется объясняться перед политиками, у которых навязчивая идея укрепления позиций государственного языка уже стала манией. Поэтому чиновники пойдут другим путем – они проведут очередное анкетирование администрации с целью выяснения результатов реформы. Большинство верноподданных директоров ответят, что все у нас с реформой просто замечательно, есть лишь отдельные недостатки.

            Чиновники уже научились жить во лжи. Это для них единственное средство доказательства политикам того, чего те хотят. Реформа должна быть успешной, приказали политики. Будет успешной, рапортуют чиновники. Они уже так привыкли. Но мы не желаем, и не будем привыкать к этому. Мы информировали и будем информировать общество о том, что интеграция в образовании в виде реформы-2004 провалилась. Бобик сдох.

 

    

НАШ ВЫБОР – РУССКАЯ ШКОЛА

 

 

Русская школа – это школа русской культуры

 

            В нашем понимании русская школа – это прежде всего школа русской культуры. Мы не против национальных школ, но в условиях Латвии такие школы малоперспективны. Ведь обязательным компонентом русской национальной школы является изучение православной религии, что для многих родителей неприемлемо. Мы уважаем право верующих людей создавать национальные школы традиционных для Латвии религиозных конфессий, однако массовыми такие школы быть не могут.

Мы считаем, что массовыми должны быть школы, работающие на основе концепции русской культуры, в которых могут учиться дети разных национальностей. Именно такие школы должны быть ВАШИМ ВЫБОРОМ.  В этих школах, наряду с преимущественным обучением на русском языке и преподаванием русского языка и литературы, дети должны изучать курс основ русской истории и культуры, должна быть создана система воспитательных мероприятий по традициям русской культуры.

 

Зачем нашим детям русская культура

 

Что такое русская культура? Это наивысшие достижения русского народа в науке, технике, искусстве и религии в течение всего процесса исторического развития. Культура это не просто совокупность знаний, это еще и совокупность методов жизни, образования и творчества. Напомним читателям, что носителем культуры является интеллигенция. Когда-то считалось, что человек с высшим образованием и есть интеллигент. Однако это не так. Интеллигент отличается от остальных тем, что культурные ценности для него не просто знания, а основа ежедневного поведения. Более того, именно нравственная составляющая является приоритетом культурного поведения. Для интеллигента намного важнее давать другим, чем брать себе.

В школах, где культурное воспитание на должном уровне, такие основы закладываются.

 

Зачем нам русская школа?

           

            Примерно с 1995 года некоторые русские родители отдают своих детей в латышские школы. В ряде регионов это привело к значительному снижению числа учащихся в русских школах и даже к закрытию школ. Возникает ряд вопросов.

Первый - почему родители отдают своих детей в латышские школы? Многие уверены, что хорошо изучить латышский язык их дети смогут только в латышских школах. Так ли это? По официальным данным за 20042005 учебный год 25,7% выпускников русских средних школ сдали выпускной экзамен на высшие категории A-B, 37,3% сдали экзамен на среднюю категорию С и только 37% учащихся сдали экзамен на низшие категории D-E-F. Кто сдал экзамены на высшие категории? Те ученики, которые хотели учиться. Значит русские школы могут вполне успешно обучать латышскому языку.

            До сих пор нет официальной статистики – сколько русских детей учиться в латышских школах и скольких из них родители вынуждены забрать из латышских школ по понятным причинам. По нашим сведениям в латышских школах учат не более 10% русскоговорящих детей, из них 50% со временем уходят из латышских школ. В русских школах, по нашим данным, обучается около 30% детей из латышских или смешанных семей, причем в латышские школы переводятся единицы.

Любой порядочный ученый в области педагогики и психологии скажет, что обучение на неродном языке приводит к тому, что у ребенка формируется мышление на основе понятий языка обучения,  в нашем случае в основном на латышском. Это может привести к отказу использовать информацию на родном языке. Таким образом, ослабляются связи с культурологической информацией на родном языке и личность постепенно переходит в поле другой культуры. Это ничто иное, как постепенная ассимиляция наших детей. Сразу вроде бы незаметно, но с годами обучения, ребенок все дальше и дальше отходит от родного языка и культуры и в конечном итоге у многих детей произойдет смена национальной идентичности. Зачем им русский язык и культура, если обучение в школе преимущественно на латышском языке, учебники и дополнительная литература тоже. Даже школьные праздники на латышском.

            Второй вопрос – почему русская школа необходима для русских детей? Родной язык – это не только социальная функция, приобретаемая в процессе семейного и школьного образования. Это еще и генетическая особенность нации. Сегодня никто не будет спорить с тем, что 400 летняя династия музыкантов семьи Бахов – это генетическая предрасположенность, а не простая случайность. Но язык музыки и родной язык семьи имеют одинаковый механизм генетической предрасположенности. Хотите ускорить процесс умственного и эмоциаонального развития вашего ребенка – обучайте в школе на родном языке.

            Третий вопрос – обучение в школе, это только освоение суммы знаний и умений по предметам, или нечто большее? Знания и умения не являются и не могут являться самоцелью школьного образования. Знания и умения, это лишь средства для развития творческих способностей учащихся в различных сферах профессиональной деятельности и культуры. Ни для кого не секрет, что русская культура исторически и потенциально мощнее латышской культуры. Творцы науки, техники, искусства с помощью ресурсов русской культуры достигали больших результатов. Для этого достаточно взглянуть на списки фамилий ученых, инженеров и деятелей искусств. Русские фамилии в этих списках представлены очень солидно. Сравнивая профессиональное образование, можно утверждать, что в лучших вузах России это образование на порядок выше чем в Латвии.

            Четвертый вопрос – сравнимо ли качество образования в русских и латышских школах и где оно выше? Вполне сравнимо и примерно одинаково. Это при учете того, что в русских школах осуществляется билингвальное образование, которое в нынешнем виде скорее вредит, чем помогает качеству знаний учащихся.

 

Сравнивая результаты образования

 

            А если сравнить результаты образования на русском и латышском языках вообще на уровне мировых стандартов? Может быть, действительно образование на латышском языке, а в нашем случае еще и неродном языке учащихся, позволит значительно повысить качество образования? Для такого сравнения необходимы результаты сравнительного анализа качества школьного образования по отдельным предметам в Латвии и России. В 2000 году в Латвии было опубликовано международное сравнительное исследование результатов образования учащихся по предметам естественно- математического цикла (А. Геске «Третье международное исследование математики и естествознания в Латвии», Рига 2000).

Результаты российских школьников намного выше результатов латвийских школьников: по геометрии у россиян 9-ое место, у латвийцев 21-ое, по алгебре у россиян 8-ое место, у латвийцев 26-ое, по естествознанию у россиян 14-ое место, у латвийцев 26-ое. О чем говорит это исследование? О том, что по качеству естественно-математического образования мы значительно отстаем от российских школ. За прошедшие годы принципиальных изменений в лучшую сторону не произошло.

 

Что такое качество школьного образования

 

            Первый аспект – это уровень теоретической подготовки учащихся. Это не просто вызубренные параграфы учебников, а знание основных теоретических закономерностей учебных предметов и умение анализировать их структурные и функциональные особенности. Достичь этого с помощью зубрежки невозможно. Необходима специальная методика, именуемая методикой развития теоретического мышления.

Второй аспект качества образования – владение методами применения теоретических знаний. Даже при беседе с ребенком любой родитель может определить – способен ли ребенок применить и для каких целей изученные знания. С этим у нас в школах серьезные проблемы. Чаще всего дети способны применить изученные правила для простых заданий на выполнение действий по образцу, но многие не могут применить правила для выполнения творческих заданий, где требуется изменить правила или изменить условие заданий, а чаще и то, и другое.

И, наконец, третий аспект качества образования – это обучение учащихся основным умениям организации учебной деятельности: умениям анализировать, планировать, обсуждать, выполнять задания и оценивать свои результаты.

В идеале, все уроки должны соотвтетствовать этим аспектам. Идеал может быть достижим только тогда, когда ребенок обучается на родном языке, обеспечивающим наивысшую умственную работоспособность. Язык – это инструмент мышления.

 

Главное в школе – научиться учиться

 

Учебная деятельность – это понятие сугубо научное. Его невозможно свести к чтению, записям в тетрадях под диктовку учителя и повторению прочитанного. Учебная деятельность – это, прежде всего овладение учащимися комплексом учебных и научных умений, формирующих их мышление и творческую деятельность. К таким умениям в первую очередь относятся: умение формулировать понятия – правила, законы, теории, путем выделения существенных признаков, умение решать проблемы и формулировать гипотезы, умение выполнять проектные, исследовательские и экспертные работы и многое, многое другое. Обучение в школе – это не просто заучивание текстов учебников, это овладение учащимися методами и технологиями учебной и исследовательской деятельности с постоянно усложняющимся содержанием учебных предметов. Если только читать и зубрить, то это не образование, а натаскивание учащихся на конкретные знания, своего рода дрессура. Научить и научиться сложной логике учебной деятельности намного легче на родном языке, нежели на неродном.

 

Развитие мышления и речи на родном языке быстрее, результаты выше

 

Мышление человека представляет собой преобразование образов – мы мыслим не словами, а образами, которые формируются в виде своеобразных «картинок». Скажем, понятие «дом» активизирует в нашей памяти определенную «картинку» дома с фундаментом, стенами, крышей и прочими принадлежностями. У каждого такая «картинка» своя и ее структура настолько сложна, насколько человек имеет представление о доме. Самое глубокое представление у архитектора, для которого проектирование домов является профессией. Каждая часть дома обозначается определенным понятием, это понятие имеет словесную формулировку, причем и понятие, и формулировка образованы на определенном языке, у наших детей преимущественно на русском.

            Допустим, что на уроке математики детям нужно провести вычисления различных параметров своего дома, например, площади и объема, для точного определения количества строительных материалов для ремонта. Выполняя эту работу на русском языке, ученик не только обучается применению математических правил для конкретных практических задач, но и развивает понятие «дом» в своем мышлении – появляются новые образы, детализируются старые. Сравнение старых и новых «картинок» дома и его частей в мышлении ребенка с использованием математических правил и есть основа развития его памяти и интеллекта. А если на уроках физики, химии, биологии, истории культуры рассматривать другие аспекты дома, например, расчет отопления, использование теплоизолирующих материалов, создание живых уголков, исторические модели организации жилых домов и другое, то постепенно понятие «дом» становится комплексным и самое главное взаимосвязанным. Ученик начинает понимать, как теория школьных предметов применяется в конкретной практике. Уточним, без зубрежки и с интересом. Это только один пример того, каким должно быть развивающее обучение.

            Психологический аспект здесь очень важен – развитие «картинки» – образа осуществляется на русском языке и обеспечивает понимание сути и возможность оперировать отдельными понятиями, частями этого образа. Немаловажно и то, что на уроках с товарищами, а дома с родителями ученик имеет возможность обсуждать детали этого образа, тем самым, закрепляя свои знания.

            Девять лет ребенок учился преимущественно на русском языке. Билингвальное обучение многие наши учителя внедряли по принципу «не навреди» – ровно столько, сколько не мешало, развитию детей на родном языке. Ведь всем известно, что до сих пор власти так и не удосужились разработать действенных методик билингвального обучения. Это, когда и учебный материал на родном языке хорошо освоил, и на латышском хотя бы более или менее можешь его не только повторить, но поразмышлять, то есть, способен мыслить на двух языках. Рассчитывать, что учителя в ближайшее время создадут такие методики не приходится. Это работа для НИИ педагогики, который был закрыт за «ненадобностью» еще в начале девяностых.

 

Как нужно выбирать билингвальную модель

 

            Как сделать так, чтобы ребенок успешно учился в школе и при этом осуществлялось билингвальное образование?

Первое, требовать психологической оценки готовности и возможностей ученика обучаться билингвально. Напомним, что согласно требованиям закона о защите прав детей, самоуправление обязано обеспечить получение качественного образования. Если дети психологически не готовы к обучению на госязыке, школа должна вводить такие методы преподавания, которые соответствуют психологическим возможностям учащихся. В нашем случае, это выбор такой модели билингвальности, чтобы предметные знания на уроках не замещались бы латышским языком.

Второе – родителям, наконец, надо посетить несколько билингвальных уроков и уроков на родном языке и сравнить активность и результаты работы учащихся. Не надо быть педагогом, чтобы понять, что на уроках на родном языке большее количество учащихся отвечает, их ответы многословны и логически оформлены, дети выполняют творческие задания, требующие серьезных размышлений. На билингвальных уроках этого нет. Желательно спросить и учителя, и директора, как при таком примитивном обучении, они планируют обеспечить качественные знания учащихся.

            Третье – обязательное проведение классного собрания, на котором педагоги представят и обосную билингвальные модели по своим предметам. При этом по каждому предмету будут учтены знания учащихся по латышскому языку и их возможности учебной деятельности по предмету.

 

Какая билингвальная модель самая лучшая

 

В каждой школе и в каждом классе будет своя билингвальная модель. Нет и не может быть двух одинаковых по интеллектуальному уровню и владению латышским языком классов. Выход на такую модель возможен только через диалог родителей, администрации  и учителей. Важно понимать, что школа не для министерства образования, а для детей. Разрабатывать нужно такую билингвальную модель, чтобы она обеспечивала реальное развитие учащихся. Билингвизма должно быть столько, сколько не навредит качеству знаний детей.

Согласно закону об образовании, билингвальные модели разрабатывают сами школы, но в законе не говорится, что эти модели должны быть копиями министерских образцов. Поэтому родителям следует знать, что в основной школе (1-9 классы) возможны любые варианты билингвальных моделей и ссылки администрации на то, что эти модели должны копировать министерские образцы несостоятельны.

 

 

Права учащихся при билингвальном обучении

(ознакомьте своих детей и внуков)

 

1. Билингвальное обучение предполагает, что предмет преподается НА ДВУХ ЯЗЫКАХ – русском и латышском.

2. Спроси учителя, на каком языке предусмотрено преподавание предмета. Если билингвально, то обучение должно осуществляться на двух языках, а НЕ ТОЛЬКО на латышском языке.

3. Учитель ОБЯЗАН излагать новый материал так, чтобы ты его понял. Если учитель объясняет материл на латышском языке, и тебе непонятно, ты имеешь право просить его ОБЪЯСНИТЬ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ.

4. Ты никому не давал обещаний учиться только на латышском языке. Любые требования учителей учить и отвечать только на латышском языке ПРОТИВОРЕЧАТ закону об образовании.

5. В законе об образовании сказано, что школы сами выбирают и утверждают в министерстве образования и науки билингвальные модели образования с 1 по 9-ый классы. ПРАВИЛО ВЫБОРА относится не только к учителям, но и к ученикам.

6. Согласно закону, в средней школе, в 10-12-х классах обучение на 22 уроках из 36 в неделю должно осуществляться на латышском языке. Однако, в законе нет ЗАПРЕТА ученикам изучать и отвечать материал на русском языке. Это означает, что учитель может преподавать свой предмет на латышском языке, но ты имеешь ПОЛНОЕ ПРАВО изучать и отвечать его на русском языке.

7. 13 мая 2005 года, Конституционный суд принял решение, что школы должны так организовать процесс обучения в 10-12-х классах, чтобы учащиеся с разными уровнями владения латышским языком могли бы успешно учиться. Такое возможно только в случае билингвального обучения. Ты имеешь полное ПРАВО просить разъяснений по любому вопросу или заданию на русском языке.

8. Только ТЫ САМ ОПРЕДЕЛЯЕШЬ, в каком объеме ты можешь изучать материал на латышском и русском языках. НИКТО, в том числе и учителя, не могут требовать от тебя изучения на латышском языке того, что ты не можешь выучить.

9. Учителя по всем предметам, преподающимся билингвально или на латышском языке, НЕ ИМЕЮТ ПРАВА снижать тебе оценки за ответы на русском языке.

10. Конституционный суд признал за учениками право ВЫБИРАТЬ ЯЗЫК ОТВЕТА на выпускных экзаменах. Поэтому заявления учителей о том, что нужно учить на латышском, мол, на экзаменах легче будет не следует воспринимать как последнюю истину. На экзамене ты должен понять условие задания, отвечать можешь на русском языке.

 

 

Как выбрать хорошую русскую школу

 

В подготовленной нами еще в 2000 году концепции «Латвийская школа евроэтнокультурного развития», совремнной отвечающей всем педагогическим и психологическим требованиям школой, является школа, в которой:

1) высокое качество образования – высокие средние баллы по всем предметам; ежемесячно проводятся общешкольные культурные мероприятия;

2) преимущественно высокие отзывы учеников и родителей о системе работы школы;

3) внедряются разнообразные модели развивающего образования; осуществляется постоянное повышение квалификации учителей;

4) созданы условия для этнокультурного билингвального образования, предполагающие, что билингвально изучаются только те предметы, учителя которых способны обеспечить качественное преподавание на двух языках и модель билингвизма выбирает школа исходя из возможностей учителей и учащихся и пожеланий родителей;

5) преподается курс основ русской культуры и проводятся мероприятия по русской культуре;

6) родителям предоставлено право совместно с администрацией и педагогами через школьные Советы влиять на качество учебно-воспитательного процесса;  

7) соблюдаются права детей, учителей и родителей, создана специальная группа родителей и педагогов по защите прав всех участников учебно-воспитательного процесса.

 

Как и на основе чего защищать права детей в школе

 

Согласно закону об образовании родители имеют право:

- регулярно получать информацию от классных руководителей и учителей-предметников об успеваемости детей;

- в начале каждого учебного года знакомиться с планами воспитательной работы в школе и в классах, где обучаются их дети и предлагать мероприятия для этих планов;

- посещать с разрешения учителей уроки и воспитательные мероприятия в классе, где учатся их дети, воспитательные мероприятия в школе;

- избираться в родительские комитеты классов и школы, в Совет школы;

- с разрешения администрации проводить в школе собрания по вопросам относящимся к работе школы;

- создавать родительские клубы и приглашать на их заседания специалистов в области образования, здоровья, юриспруденции, психологии и других;

- участвовать в обсуждении программ образования, моделей билингвального образования, распределения языков преподавания в средней школе;

- создавать родительский Фонд для поддержки школы;

-  регулярно получать информацию и выдвигать предложения по вопросам обеспечения школы учебными пособиями и оборудованием.

            Основные права детей, обозначены в законе о защите прав детей, соблюдение которых псевдореформа, по нашему мнению, не обеспечивает.

            Статья 6 пункт 3 – защита прав детей осуществляется в сотрудничестве с семьей….

            Это означает, что любые нововведения в школе, а также их результаты администрация обязана обсуждать с родителями. В середине ноября уже нужно попросить (потребовать) у администрации ознакомления с результатами обучения на госязыке и сравнить с тем, что рассказывают дети. Думаем, отличия будут разительные.

            Статья 8 пункт 2 – у ребенка есть право на сохранение своей идентичности.

            Согласно закону об образовании, школы, работающие по программам образования нацменьшинств, обязаны создавать такие компоненты или курсы, а государство обязано их финансировать. Пора уже требовать такие курсы, ведь во многих школах их вообще нет!

            Статья 11 пункт 1 – государство обеспечивает всем детям права и возможности получить образование в соответствии со способностями каждого.                  

 

 

КОМУ В ЛАТВИИ  ЖИТЬ ХОРОШО

 

Пятнадцать лет независимости, а «жить как на западе» не получилось

 

По относительно недавним данным одного из опросов SKDS, почти две трети жителей страны (63%) считают, что их материальное положение по сравнению с тем, что было 15 лет назад, ухудшилось. Только 16% жителей Латвии отметили, что сегодня живут лучше, чем 15 лет назад. 9,4% опрошенных утверждают, что их материальное положение не изменилось, 11,5% — не смогли оценить изменений. Стоит отметить, что 23,6% опрошенных считают, что их материальное положение улучшилось за последние пять лет, 30,3%  — никаких изменений не ощущают, а у 42,6% жителей страны — оно ухудшилось. 3,5% не смогли ответить на вопрос. Может быть люди не желают правду говорить и на самом деле картина иная?

Но вот лишь фрагмент одного из показателей качества жизни – число родившихся и умерших. За первые два месяца этого года в Латвии родилось 3140 детей, умерло 5770 жителей. Тем самым естественный прирост населения оставался отрицательным, так как число умерших превысило число родившихся на 2630 человек. И примерно так почти каждые два месяца.

Для 48,6% населения Латвии основным источником доходов является заработная плата, свидетельствуют результаты исследования, проведенного в четвертом квартале прошлого года Центральным статистическим управлением. Немногим более четверти жителей страны (27,3%) получают помощь как деньгами, так и иными способами от родственников, друзей или членов семьи, четвертая часть населения (25,3%) получают пенсии, 15,4% получают различные пособия от Государственного агентства социального страхования.

У каждого десятого работника размер зарплаты, получаемой по основному месту работы, после вычета налогов составлял до 64 латов в месяц. 16,7% работающих получали зарплату от 64 до 89 латов, каждый пятый — от 80 до 100 латов, каждый четвертый или 23,2%, получал зарплату в размере от 100 до 150 латов, а каждый седьмой или 14,9% работников, получали зарплату от 150 до 200 латов.

В Дании — самая высокая зарплата, и ее можно принять за 100%. В первую пятерку с большим отрывом входят Швейцария (79%), Люксембург (72%), Норвегия (69%), Германия (63%), Нидерланды (61%). Латвия находится на 38 месте (всего в списке 46 стран), Эстония — на 32-м, Литва — на 36-м. В абсолютных цифрах в среднем час работы в Латвии стоит 1,39 евро (для сравнения: в Дании — 27,89 евро). Ниже Латвии в списке расположились Румыния, Россия, Сербия, Албания, Украина, Белоруссия и Молдавия. Примерно треть жителей Латвии охотно переехала бы жить в одну из стран Западной Европы, если бы имела такую возможность.

Сравнение ответов в различных социально-демографических группах показало, что желающих эмигрировать больше среди мужчин, неграждан, представителей некоренной национальности, работающих в частном секторе, со среднемесячным доходом до 42 латов или свыше 85 латов на одного члена семьи.

Начиная с 1993 года удельный вес детей и подростков на 1000 жителей страны стал меньше, чем удельный вес пенсионеров. В начале года эти показатели составили соответственно, 232 и 333 на тысячу жителей, тогда как 1990 году — 403 и 368. Главная причина сокращения числа детей и молодежи — резкое снижение рождаемости.

Почти 20% латвийских школьников бросают учебу, не получив аттестата. Лучшего оставляет желать в Латвии и качество образования. Около 18% учеников не могут сдать тесты по правописанию и чтению на родном языке.

 

Оказывается, мышление у нас бедновато

            На протяжении всех этих «радостных» лет «настоящей свободы» мы даже и не догадывались, что сами виноваты в том, что живем бедно. Глаза нам открыл премьер-министр, г-н Калвитис. Причина всех наших бед оказывается в бедности мышления. Надо же! А мы и не догадывались, что все на самом деле очень просто – есть бедное мышление – оно у большинства населения и есть богатое мышление – оно у избранной части общества, например у наших чиновников.

В конторе по раздаче эфирных частот работают аж 98 человек. Зарплата директора свыше 2000 латов, у остальных в среднем 600 латов. В год раздается не более двух-трех частот. Остальное время чиновники видимо богатое мышление тренируют на предмет как его еще богаче сделать. В Администрации агенства неплатежеспособности, например, тоже люди с богатым мышлением сидят - 1,5 млн. латов потратили только на административные расходы. Это ж как люди жить умеют! Создается агентство «Новые три брата» по надзору за строительством объектов культуры. Там тоже будут работать ребята с богатым мышлением, зарплат меньше тысячи даже не планируется, в этом году потратят 600 тысяч латов, в следующем году еще 500 тысяч, и это только за технадзор.

            Про богатое мышление министров руководимого г-ном Калвитисом Кабинета много писать не будем. Все и так все видят. Один яхты, дома, землю и вертолеты покупает, другой себе рекламу на дорожных указателях за госсчет делает, третий вместе с подчиненными в пикет выходит просить у самого себя повысить им (подчиненным) зарплату. Одним словом, все министры у нас - творческий коллектив профессионалов с богатым мышлением. Отработают полтора-два года и в частный бизнес. Да не на второстепенные роли, а свои фирмы открывают или высокооплачиваемые должности в иностранных кампаниях получают. Мы так не умеем, а они – очень даже запросто, ведь богатое мышление у людей.

            Что сказать полицейским, врачам, учителям, транспортникам и другим наемным работникам по поводу их требований повышения зарплат и улучшения социального положения? Ребята, тренируйте мышление, повышайте уровень его богатства! Больше ничего не надо. Будет богатое мышление, будете богато жить. Причем здесь инфляция, коррупция, массовое бегство за границу работоспособных людей, высокий уровень болезней и смертности и даже цены на бензин? Г-н Калвитис нам всем ответил конкретно – бедность мышления, вот наша беда, а экономика государства развивается семимильными шагами. Латвия в рейтинге экономической конкурентоспособности занимает 44 место. Балтийский тигр, да и только. Мы должны гордиться таким высоким рейтингом, а не пикеты и митинги устраивать. Ну и что, что вся наша экономика это один большой супермаркет, работающий на западных производителей, зато мы обогнали по этому показателю Польшу и Италию.

            У вас складывается впечатление, что наши экономические успехи не имеют никакого отношения к благосостоянию народа и все уходит на содержание чиновников, закупку старого оружия и открытие посольств за рубежом? Здесь вы не правы, просто в этих конторах работают люди с богатым мышлением и следовательно умеют правильно тратить деньги. Правильно, это значит на пользу чиновникам. А мы, люди с бедным мышлением, хотим много денег пустить на пенсии и пособия, повышение зарплат, а это неправильно, потому что популизм. Когда очередное посольство открывается – это государственная необходимость, когда нужно поднять зарплаты полицейским или учителям – это популизм. Так нам сегодня объясняют наши министры во главе с г-ном Калвитисом. Весь этот бар…, простите, свободный рынок, приводит к постепенной потере веры населения в социальную справедливость.

         По данным опроса, в феврале этого года центром изучения общественного мнения проведенного SKDS, жесткого лидера поддержали бы 52% респондентов, против него — 41%. Сторонников "крепкой руки" больше среди граждан Латвии, респондентов старше 55 лет, с низким уровнем образования, неработающих, с низкими доходами, жителей села, Курземе и Латгалии.

            Люди начинают терять веру в демократию, точнее в то жалкое подобие демократии, которое мы сегодня имеем. Им нужен товарищ Сталин, или вадонис Улманис, который «железной рукой» наведет порядок. Одни, с «богатым мышлением» быстро обогащаются за государственный счет и никакой коррупции, другие вынуждены работать от рассвета до заката за гроши, да еще выслушивать поучения о «бедности мышления».

            Возникает, единственный вопрос – доколе госуправлением у нас будут заниматься люди, которых в силу «богатства их мышления»  нельзя близко подпускать к госказне. Иначе от государства ничего не останется. Мы и так уже живем, как выразились на Западе, в украденном государстве.  

 

 

НИ ХЛЕБА, НИ ЗРЕЛИЩ

 

            Еще в Древнем Риме придумали действенную формулу народного счастья – хлеба и зрелищ. Тогда было намного проще – в амфитеатрах устраивали представления, и чем больше лилось крови, тем больше народу приходило. Перед началом каждого представления людям раздавали хлеб. Императоры, дабы завоевать популярность у народа устраивали длительные представления – в течение нескольких месяцев, которые сопровождались гуляниями, битвами гладиаторов и раздачей бесплатного хлеба. Иногда с вином. Обычная жизнь простых римлян была крайне тяжелой, средняя продолжительность жизни 30-35 лет, антисанитарные условия, постоянное недоедание, болезни. Когда недовольство достигало определенного предела, императоры устраивали праздники. Чем больше недовольство, тем продолжительнее праздник, тем больше хлеба и зрелищ.

С хлебом у нас плохо. И с каждым годом становится все хуже и хуже. Растет минимальный прожиточный минимум, он уже составляет 120 латов. Минимальная зарплата всего 90 латов. Средняя пенсия 80 латов. Средняя зарплата около 200 латов. Мы вступили в Евросоюз и теперь идет процесс «выравнивания» потребительских цен на продукты питания, отопление, коммунальные услуги. Стоимость обучения в вузах растет. Растут и цены на медицинские услуги и лекартства. При этом, зарплаты повышаются медленно и повышения не покрывают роста цен. Самые трудоспособные уезжают, объявления в газетах о приеме на работу теперь можно читать часами.  Правительство вместо конкретных действий по решению усугубляющихся экономических проблем, проводит исследования о причинах эмиграции в Ирландию и другие страны. Действительно, без глубоких исследований почти невозможно понять, почему молодые и здоровые люди уезжают на заработки за границу. Видимо наши правители всерьез считают, что в государстве созданы все необходимые условия для народного счастья. Странно им, что народ не оценивает созданного ими счастья и уезжает за границу.

Со зрелищами у нас не лучше, чем с хлебом. Те зрелища, которые нам власти периодически показывают, скорее, вызывают презрение и отвращение к властям, нежели особый восторг. Надо быть мазохистом, чтобы такое нравилось. То депутата ловят на получении взятки за нужное голосование, то оглашают телефонные переговоры об уклонении от налогов, кстати, информацию оперативную, а потому - секретную, публикуют в газетах и на телевидении, то публичные разборки с олигархом устраивают, с миллионными залогами. Эти игрища, по мнению властей, должны показать народу, кто у нас честный и бескомпромиссный борец с коррупцией. Но народ воспринимает все правильно – власть прогнила. Кого ни возьми, красивые обещания решить все проблемы, сразу как только выберут на очередной срок в самоуправление или парламент, завтра к завтраку. После выборов, вчерашние заклятые враги, вдруг становятся заклятыми друзьями и создают очередную правую коалицию. Для народа стандартное объяснение – ну как мы могли вам, ребята, не обещать, ведь иначе вы нас не выбрали бы...

Под звоны фанфар политических скандалов и разборок, медленно, но необратимо падает общий уровень культуры населения. И это вызывает особую тревогу. Не будем о Риге, потому, что Рига и Латвия, это разные государства, с разными уровнями доходов и возможностями работы и культурного роста. Поговорим о провинции. В провинции уровень культуры населения стремительно снижается. Если в «тяжелые» советские годы провинциалов каждую пятницу бесплатно возили на автобусах в столичные театры, цирк, музеи, то сегодня этого уже нет. Приезд театра в провинциальный городок, явление редкое. Местная культурная жизнь сводится к скромным праздникам, чаще всего за счет местных меценатов или даже за свои собственные деньги. Посмотрите внимательно, на какие культурные мероприятия тратятся деньги самоуправлений. И что вы увидите. В основном – это праздники, связанные с латышскими народными традициями и государственные праздники. Это хорошо, но этого мало. Для местной русской общины, как и для общин других традиционных для Латвии общин нацменьшинств, мероприятий на уровне самоуправлений почти нет. Есть редкие исключения, но не более того. Практически ни в одном самоуправлении нет совета по культурным программам. Практически нигде представители национальных общин не могут влиять на принимаемые самоуправлениями решения. Посмотрим на эти программы и увидим, что для нацменьшинств в течение года, хорошо, если два-три мероприятия запланированы. А то и вовсе может не быть ни одного. Напомним, что самоуправления существуют на отчисления из подоходного налога местных жителей. Вопиющая несправедливость – финансировать культурные мероприятия только для латышской общины. Но это так. Мы не слышали примеров из провинции, в которых рассказывалось бы о том, как заботливо местная власть относится к поддержанию культуры нацменьшинств – приглашают на консультации, в советы, спрашивают мнения и пожелания относительно того, какие мероприятия проводить. Ничего этого, за редким исключением, нет. Есть пустозвонство об интеграции общества, создании единого гражданского общества и прочее политическое словоблудие. Это чистой воды культурная политизация. Вместо финансовой поддержки культурных мероприятий национальных общин, разработки программ таких мероприятий, поддержка, как правило, только религиозных праздников. Как будто русская культура состоит только из Рождества. Масленицы и Пасхи.

Сегодня нам говорят, что вы так волнуетесь, ведь государственная программа интеграции не работает. Еще как работает. Все идет по программе. Власти не разрешают открыть первый класс в Тукумской 3 средней школе, где, страшно подумать, вместо 18 положенных по закону учеников, всего двенадцать. Детям и родителям предлагается обучение в латышских школах. Директор школы об этом начала говорить только перед началом учебного года. Специально, чтобы у родителей не было возможности найти решение этой проблемы. При этом, власти нас, да и мировую общественность постоянно заверяют, что в Латвии нет дискриминации, что нацменьшинства у нас имеют такие права, которых нет у нацменьшинств в других странах. Вы верите этому, читая о том, что закрываются русские школы, и русская культура во многих самоуправлениях вообще перестала существовать?

В крупных городах Латвии работают общества национальной культуры. Но конструктивного диалога с местными властями не получается. На религиозные праздники еще какие-то крохи финансирования выделяются, на культурные проекты что-то получить почти невозможно. Но ведь  общественники не профессионалы, поставить пьесу или подготовить интересный концерт, многие просто не могут. Профессионалов самоуправление, как правило, не приглашает. Денег хватает только на культурные мероприятия для титульной общины, да на государственные праздники. Если представители нацменьшинств пытаются объяснить местным чиновникам, что финансирование культурных проектов должно планироваться на паритетной основе, по процентному соотношению жителей, с ними просто не желают говорить. Это тоже политика интеграции в действии, это политическая культура власти. Задача проста и понятна – разрушить культурные основы русской общины. Не будет культуры или она станет уделом богатых,  не будет и самой общины. Национальные общины в любом государстве существуют только тогда, когда государство и самоуправления финансируют программы сохранения родного языка, школьного образования и культурных мероприятий. Что касается русского языка, то с каждым годом уроков становится все меньше. Учитывая, что  многие дети не читают, утрачивается литературный русский язык. А язык – это ключ в мир литературы и духовной культуры. Что касается программ культурных мероприятий для нацменьшинств, то нам не известны самоуправления, где такие программы созданы и финансируются. Правда бывают на местах имитации культурных мероприятий, например, велопробеги единства и спортивные соревнования среди обществ нацменьшинств. Какое отношение это имеет к культуре, не знает никто, в том числе и сами авторы таких мероприятий. Зато они прекрасно понимают, что такая псевдодеятельность и есть интеграция в «латышскую среду», другойто среды нет.

Как решать эти проблемы? Нужны кардинальные изменения в законах. Закон должен определять порядок финансирования культурных программ нацменьшинств на местах, закон должен определять возможности использования русского языка в официальной сфере, закон должен предоставлять самим школам выбирать языки обучения или их соотношение. Мы за такую интеграцию. А вы?                 

     

 

КАК ОБЩЕСТВУ КОНТРОЛИРОВАТЬ ВЛАСТЬ

 

            Помнится, в советское время у нас был народный контроль. Это была  организация, филиалы которой создавались на всех предприятиях и контролировали их работу, критиковали недостатки, в случаях грубых нарушений обращались в соответствующие инстанции. Народный контроль, конечно, не был всесилен и уж тем более, не являлся главным институтом народовластия, но в целом ряде случаев он приносил пользу – уменьшалось воровство, безделье в рабочее время, некачественное выполнение работ, улучшались условия труда людей. Был закон о народном контроле, в котором было четко сказано, что власти ОБЯЗАНЫ принимать меры по представлениям органов народного контроля.

            Сегодня считается, что у нас «демократия», народного контроля нет. Главным признаком нашей «демократии» являются альтернативные выборы самоуправлений и Сейма. При советской власти не было альтернативных выборов, но был народный контроль, нынешней «демократии» не было, но миллионами не воровали. В те годы люди обращались к властям и власти реагировали, принимали меры. Сегодня на многотысячные акции протеста против принудительной латышизации русских школ власти не реагируют. Сегодня считается, что народ управляет государством, в Сатверсме так и записано, что власть принадлежит народу. Однако участие народа в управлении государством выборами начинается и выборами заканчивается. В период между выборами избиратели фактически не могут повлиять на принимаемые властями решения. Мы начинаем, наконец, понимать, что наша «демократия» помимо альтернативных выборов обладает еще одним признаком – полной безответственностью власти перед народом. Нет ни одного закона, ни одной статьи, в которых прописано, что власти обязаны выполнить предвыборные обещания или требования народа. Чтобы изменить ситуацию, нужен закон о народном контроле.            

            Еще на заре денационализации жилых домов, властями было принята программа помощи жильцам, которые не смогут оплачивать арендную плату. Приняли программу и забыли, шли годы, никто проблему не решал и не собирался решать. В советские годы, народный контроль уже давно бы заставил власти выполнить обещания. Сегодня контроля нет, многочисленные протесты жильцов денационализированных домов остаются  без должного внимания и необходимых решений. 

            Этой зимой в Елгаве, как и в других городах Латвии, принимались новые тарифы на отопление. Людей поставили перед фактом – цены на природный газ поднимаются в среднем на тридцать процентов, следовательно, повышение тарифов на отопление будет на 10-12%. Почему именно такие цифры людям никто до сих пор так и не объяснил. ЗАПЧЕЛ провел митинг, активисты побывали на приемах у регулятора, в теплосетях, когенерации, но конкретного расчета новых тарифов так и не увидели. В марте на пленарное заседание Думы было предложено дополнение к положению о Думе, которое обязывало все предприятия, так или иначе принадлежащие Думе, предоставлять жителям города расчеты новых тарифов до их принятия. Люди имеют право знать, как делаются расчеты новых тарифов, чтобы иметь возможность их оспорить. И что вы думаете? Правящее большинство Думы поправку не приняло. Странно, в советские годы, когда с демократией была «напряженка», работал народный контроль, который имел право проверять  финансовые документы самоуправлений и даже правительства. Сегодня, когда у нас «демократия», жители города и государства лишены возможности контролировать расчеты новых тарифов.

            Особую тревогу и недовольство вызывает проблема управления жилым фондом. Большинство жильцов не могут, не умеют и не желают управлять своими домами. Работа управлений недвижимой собственности не вызывает доверия у жильцов. Время от времени появляются факты воровства и коррупции в этих управлениях – завышенные счета за ремонты, непрозрачное распределение финансовых накоплений домов, низкое качество обслуживания, невозможность получить точную информацию о финансовых расходах на ремонты. Вам не нравится работа управлений? Создавайте свои общества жильцов и управляйте сами. Для большинства домов создание таких обществ не реально. Реально другое, нужен законодательно регулируемый контроль общественности за работой управлений недвижимой собственности. Иначе воровство и коррупция в управлениях будут продолжаться.

            Вы знаете, сколько денег ваше самоуправление тратит на культурные программы, и на какие конкретно мероприятия расходуются эти деньги? На каких культурных мероприятиях вы побывали за последние годы в своем городе или районе? Не знаете, не помните. Специально для вас сообщаем, что самоуправления выделяют немалые деньги на культурные мероприятия. Правда, многие из этих мероприятий скорее носят псевдокультурный характер, как например конкурс «Дети рисуют НАТО» или проведение кросса в честь Дня защиты детей, но деньги тратятся немалые. Большинство мероприятий проводится на госъязыке, хотя налоги мы платим одинаковые. Не будем спорить о том, как помогают кроссы в защите прав детей или рисунки о НАТО обороне государства, лучше задумаемся о том, что на выбор этих мероприятий мы не влияем и по большому счету не можем повлиять.

            А какие культурные мероприятия понравились вам, уважаемые родители, в школах, где учатся ваши дети. Если начнете вспоминать, то в памяти всплывет стандартный набор – Рождество, Масленница, Пасха. А не кажется ли вам, что кроме этих действительно хороших, но религиозных праздников, никаких других культурных мероприятий в наших школах почти не осталось. Ну очень большую фантазию надо иметь, чтобы считать Хэллоуин или День Святого Валентина праздниками русской культуры. В прошлом году отмечалось 25-летие со дня смерти В.С. Высоцкого. В школе, где учится ваш ребенок, хотя бы вспомнили о творчестве этого выдающегося поэта, артиста и певца? В прошлом году исполнилось 110 лет со дня рождения С.А. Есенина. В вашей школе это событие отмечалось? Приходится с болью признавать, что многие наши дети русскую культуру связывают только с Рождеством, Масленницей, Пасхой.   

            Каждое лето в школах города проводятся косметические ремонты силами учащихся и их родителей. С родителей собирают деньги, в некоторых случаях весьма немалые. Для детей это называется «практика». Некоторые классные наставники даже запугивают учащихся, мол, если не придете на «практику», то получите выговор от директора и осенью все равно будете отрабатывать. По каким предметам эта «практика», когда детей используют, как дармовую рабочую силу для ремонтных работ, никто не знает.  Так вот, ни в одном законе или подзаконном акте такие летние «практики» не прописаны. Это самая настоящая незаконная эксплуатация детей и подобные распоряжения администраций школ и классных руководителей не законны. Родители, вы имеете полное право не сдавать деньги на ремонты и не отправлять своих детей на «практику» и никто не заставит ваших детей «отрабатывать практику».

            По закону об образовании в каждой школе существуют родительские комитеты и Советы школы. Это консультативные органы, которые должны следить за всеми школьными делами и предлагать администрации улучшения в школьной жизни. Но реально в школьных Советах большинство родителей никак не влияют на работу школ, заранее согласны с любыми предложениями администрации. Родители боятся или не хотят обсуждать на заседаниях Советов серьезные проблемы, которые есть в каждой школе. Например, проблема снижения успеваемости учащихся. Начиная с пятого класса, количество неуспевающих детей с каждым годом увеличивается. Если в пятых классах неуспевающих примерно 5%, то к 9-му классу эта цифра возрастает до 15-20%. Основная причина неуспеваемости – систематическое невыполнение детьми домашних заданий. Чтобы решить эту проблему, необходимо создавать группы продленного дня в каждой параллели. Вопрос до сих пор не решен, чиновники «изучают» мнение родителей и всячески оттягивают принятие решения. Школьные Советы «не видят» этой проблемы. В результате количество второгодников увеличивается.

            Накануне лета ученикам школ выдаются списки художественной литературы, которую желательно прочитать за лето. И не только прочитать, но и составить дневник читателя. Наши дети мало читают, падает грамотность, ухудшается стиль и словесный запас, речь становится примитивной. Чтобы дети летом читали, они должны иметь возможность взять книги в библиотеках. В городских библиотеках художественной литературы на русском языке мало, школьные библиотеки на лето закрывают. Вопрос до сих пор не решен, чиновники опять «изучают» ситуацию, хотя для его решения достаточно десяти минут. А ведь школьные Советы могли уже давно решить эту проблему, но или нет желания, или легче жаловаться, что дети читать не хотят, чем помочь им получать книги летом в школьных библиотеках.

            Подведем итоги. Мы привыкли к тому, что наши проблемы кто-то должен решать за нас. Мы до сих пор не понимаем, что демократия – это тогда, когда каждый имеет возможность и использует ее для контроля за действиями властей. Такое право дает нам Сатверсме. Но действенного народного контроля до сих пор нет. Зато много жалоб, что нас обижают. Напомним, золотое правило всех времен и народов – спасение утопающих, дело рук самих утопающих. Хотите влиять на принимаемые властью решения – включайтесь в работу общественных организаций, Советов школ, политических партий. Не хотите заниматься политикой? Ну что же, тогда политика будет заниматься вами.







Русский союз Латвии - это объединение (союз) разных людей. Среди нас есть люди разных убеждений. Всех нас объединяет готовность защищать интересы русских Латвии. Вне зависимости от нашего происхождения, нам близки русский язык и культура. Поэтому в с... читать дальше >>

Опрос
Как вы относитесь к решению ЦИК запретить референдум
отрицательно 90.4% (47)
положительно 5.8% (3)
мне всё равно 3.8% (2)

Всего голосов: 52


Голосование началось: 08.11.2012
 

Архив


Главная Поиск и рассылка Распечатать Послать письмо
  
Top.LV
Rambler's Top100